Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Tsar

Своего рода посвящение Даниилу Гранину

— Я знала Виктора Шендеровича, — скажет старенькая Кристина. — Это был очень талантливый и очень порядочный человек. Бывало, соберемся мы — я, он, Валера Гергиев, Леша Навальный, и Виктор Анатольевич скажет мне: ах Кристиночка.
В студии аплодисменты.
— Я тоже помню Навального, — скажет старенький Коробков-Землянский. — Однажды он позвонил мне и сказал — Одни мы с тобой в России честные люди, Антон.
Снова аплодисменты. Ведущий дождется, пока студия успокоится, и скажет, с нежностью глядя на стариков:
— Пожалуйста, дайте какой-нибудь мудрый совет нашему поколению?
И Кристина Потупчик ответит:
— Главное — жить по совести.
И Антон Коробков-Землянский скажет:
— Важнее всего всегда оставаться человеком.
Передача закончится, камеру выключат, а люди в студии все еще будут аплодировать им стоя — этим двум мощным старикам, пережившим этот бурный и страшный двадцать первый век.

http://svpressa.ru/society/article/82169/
Tsar

Мы с Папу написали про Пермь

Теперь Мильграм говорит, что, как "искушенный специалист с практическим опытом по маркетингу и брендингу территорий", он найдет себя в каком-нибудь другом регионе, но более детальных планов у него нет. Зато жена, актриса Ирина Максимкина, уже договорилась о возвращении в труппу театра Моссовета, из которого она уехала в Пермь. О Перми как культурной столице Мильграм говорит, что он "не хотел бы никого хоронить", тем более сейчас, когда "театральный фестиваль "Белые ночи" переживает триумф", но при этом сам очень быстро соскальзывает на похоронную риторику: "Что будет в Перми? По высказываниям Басаргина, кажется, ничего не будет".
Мы спросили Олега Чиркунова, не хотел бы он уговорить Бориса Мильграма остаться в Перми. Чиркунов ответил: "Не я должен отговаривать Мильграма уезжать, а те люди, для кого проект является ценностью".
Культурный проект как ценность не для ответственных за него чиновников, а для всех пермяков — это любимая тема бывшего пермского губернатора.
"Это должно зависеть не от одного человека,— считает Чиркунов.— Это должно стать или не стать ценностью людей, и, по моему мнению, это ценностью стало. Вопрос не в том, как я к этому отношусь или как новый губернатор относится. Если это было ценно только для меня или для той части людей, которая была со мной, значит, проект не имеет ценности. Сила проекта определяется тем, будет ли он жить без нас".
Оптимизм бывшего губернатора — буквально со слезами на глазах: "Я наблюдаю со стороны за ребенком, которого мы начинали воспитывать. Вмешиваться и помогать считаю опасным. В моем присутствии судьба проекта была бы трагичной, а для меня ценностью является не только сам проект, но и его способность выжить не в тепличных условиях. Если бы мы продолжали растить его в теплице, это вызвало бы аллергию у общества. Сейчас росточек высажен в открытый грунт. Если он выдержит, это будет победа".
Когда мы спрашиваем о механизмах защиты культурного проекта без губернаторской поддержки, Чиркунов лишь говорит: "Есть люди, есть общественное мнение".
Звучит это неубедительно, об общественном мнении хорошо сказал один из организаторов фестиваля "Белые ночи" Андрей Родионов: "Мне нравятся молодые люди, которые приходят на фестиваль, но я понимаю, что они выросли в семьях, в которых не принято обсуждать действия власти".

http://www.kommersant.ru/doc/1957847
Tsar

В то же время Кашин указал

«Та "холодная война", которую мы знаем и любим, закончилась в 1991 году», – констатировал, в свою очередь, автор газеты «Коммерсант» и популярный блогер Олег Кашин. По его мнению, сейчас в России идет «холодная гражданская война», и линия фронта этой новой войны зачастую проходит через редакции медийных организаций, большинство из которых, в той или иной форме, контролируются государством.

По словам Кашина, на улицы вышла «наша аудитория» – читатели и поклонники таких журналистов, как он сам, Леонид Парфенов, главный редактор журнала «Афиша» Юрий Сапрыкин.
«У этих людей могут быть какие угодно политические взгляды, – уточнил Олег Кашин по просьбе корреспондента Русской службы «Голоса Америки». – Главный конфликт – это конфликт стиля жизни. Если ты принадлежишь к путинскому государственному классу – будь ты чиновник, силовик или кто угодно – значит, ты берешь откаты, взятки, и так далее. В той или иной форме, ты коррумпирован. На улицы выходят люди, которые зарабатывают сами и которых не устраивает то качество услуг, которое предоставляет им государство. Это, действительно, новый средний класс. Но нельзя говорить, что это – бунт зажравшейся Москвы, как это пытаются представить официальные информационные органы. Потому что остальная Россия также относится к государству, как москвичи».

«Хоть "холодной войны" уж больше нет, – заключил Кашин, - предстоящий период рифмуется с брежневским застоем, и нам придется черпать вдохновение у советских людей».
У советских людей «застойного периода» можно «научиться жить, не замечая государства», пояснил он корреспонденту «Голоса Америки». «Наверное, на самом деле, адекватнее всего жить без президента, жить без Госдумы, – сказал Олег Кашин. – Вот у нас много лет спикером Госдумы был Борис Грызлов. Его все не любили, считали идиотом, но признавали. Сейчас спикер Госдумы – Нарышкин, и всем уже наплевать, его никто не замечает».
«Мы, по сути, живем без милиции, потому что она – только источник преступлений, – продолжил журналист, жестоко избитый осенью 2010 года, по его собственному мнению, активистами прокремлевских молодежных движений. – Относиться к милиции, как к органу защиты – этого нет».
В то же время, Кашин указал и на ряд различий между диссидентами советского времени и теми, кто протестует в России сегодня. «Во-первых, они не могли выезжать из страны – современные россияне могут, – сказал он. – У них не было интернета – у нас он есть. Конечно, нам сейчас гораздо проще. Может быть, даже оскорбительно для истории сравнивать себя с диссидентами тех лет. Людей тогда сажали на годы, а сейчас – максимум на 15 суток, и это кажется нам каким-то ужасным страданием. Поэтому, наверное, можно сказать, что история у нас повторяется в виде фарса. Но этот фарс, все равно, очень грустный».

http://www.voanews.com/russian/news/russia-protests-discussion-2012-03-22-143912516.html
Tsar

О Боже

А пока —кто может удержать страну от срыва в хаос и в уличные противостояния – до тех пор, пока в ней не вырастут люди с другими мозгами? Нам нужно пять-шесть лет стабильной власти, чтобы демократический процесс в России стал необратим, только не надо ставить телегу впереди лошади. Вопрос не в том, чтобы создать идеальные демократические условия для формирования подлинно свободных людей. Вопрос в том, чтобы вырастить свободных и ответственных людей – прежде всего в сфере научной, производственной, интеллектуальной, – которые бы умели жить по демократическим правилам и эти правила защищать.

http://www.sobesednik.ru/politics/anatolii-chubais-vozvrashchenie-putina-mne-kazhetsya-menee-veroyatnym

Это не 96 и не 99 год - это свежее интервью Чубайса; какой-то ебаный ад.
Tsar

Долгая история

Обязательная черта любых мемуаров - остальные участники описываемых событий, как правило, уверены, что на самом деле все происходило совсем по-другому. Поэтому я уже с ужасом жду комментов, писем и звонков остальных героев описываемых событий и, наверное, поэтому чувствую себя более скованно, чем когда писал предыдущие фрагменты (в них тоже шла речь о живых людях, которые это все прочитают, но тем людям было как-то совсем все равно).
Поскольку еще за месяц до первого номера в газете "Ведомости" вышла заметка "Миронов в глянце", в которой было сказано, что партия "Справедливая Россия" запускает некий журнал во главе со скандально знаменитым Ольшанским, мы с самого начала испытывали какое-то пиздецовое внимание, по крайней мере, политически активных блоггеров. Все были уверены, что вот эти мудаки (среди вот этих мудаков уже был я; мои знакомые из числа работающих на администрацию президента и близкие к ней структуры немедленно начали меня по этому поводу подъебывать, и я нервно надеялся, что это все-таки милые дружеские подъебки, а не более того; на эту тему я тоже отдельно напишу чуть позже) в очередной раз собираются доказать, что они мудаки, на сей раз - взявшись обеспечивать пропагандистскую поддержку партии "Справедливая Россия". Не стану говорить, что весь ЖЖ весной 2007-го только и делал, что злобно иронизировал по нашему поводу, но из тех, кто, во-первых, знал о нашем журнале и, во-вторых, имел относительно него какую-то четкую позицию - из этих людей, кроме нас самих, не было ни одного, кто думал бы о нас что-нибудь хорошее.
Наверное, это простая вещь, но стоит ее отдельно сформулировать в назидание потомкам - мне кажется, дальнейшим успехом (а с тем, что "Русская жизнь" получилась и имела успех, станет спорить только последний мудоёб) журнал процентов на 60 или даже больше был обязан именно вот этому заведомо нехорошему ожиданию, которое оказалось очень важным и серьезным авансом, выданным нам общественным мнением. Верно, кстати, и обратное - если бы Арам Ашотович Габрелянов или кто-то еще взялся бы после закрытия возрождать "Русскую жизнь", ему было бы значительно (может быть, даже до степени провала) сложнее, чем было два с половиной года назад Ольшанскому и его друзьям. Все ждали бы чего-то заведомо гениального и культового, и любой неудачный или никакой номер воспринимался бы гораздо хуже, чем у классической РЖ, которая, в свою очередь, могла в отдельных номерах наполовину состоять из плохих текстов, "но зато у них нет Миронова на обложке!"
Я продолжу.
Tsar

Варенуха

Мы с вами, товарищи юзеры, люди интеллигентные, и стало быть, каждый из нас читал "Мастера и Маргариту". Поэтому мы поймем друг друга.
Помните, конечно, как Варенуха понес телеграммы Степы Лиходеева на Лубянку, но не донес, потому что в туалете встретил Бегемота, и сделался вампиром.
Он пришел вечером к Римскому, сидел, не отбрасывая тени и пряча от Римского свой синяк под глазом. Рассказывал о том, как Степа буянил в подмосковном кабаке "Ялта". Рассказывал подробно и в красках.
Но чем подробнее и красочнее он рассказывал, тем отчетливее Римский - который сам прекрасно знал, что Степа Лиходеев способен и не на такие буйства, - понимал, что все, рассказываемое Варенухой - ложь от первого до последнего слова. Римский не отдавал себе отчета в том, почему так происходит, но, повторяю, понимал: Варенуха врет.

Я долго не мог понять, почему, вспомнив на днях эту сцену, я не могу от нее отделаться. Наконец, сообразил.
По телевизору и в лояльных власти газетах каждый день, подробно, правдоподобно, с трогательными деталями нам рассказывают о шахидках, о поясах шахидов, о террористической базе в Москве, о соке, которым поят чеченских девушек, затуманивая им мозги, о "Черной Фатиме" с выкрашенными в белый цвет волосами... И почему-то, как когда-то Римскому, все отчетливее и отчетливее станосится ясно: Все, что нам рассказывают - ложь, ложь от первого до последнего слова.

Я не знаю, как все происходит на самом деле. Но совершенно не верю телевизору и газетам.