Category: транспорт

Tsar

Сегодняшний я

У меня где-то хранится смешная фотография из «той» Перми. Организаторы фестиваля «Белые ночи» везли меня на своем микроавтобусе в аэропорт, и на каком-то перекрестке я увидел московского поэта Андрея Родионова, который махал рукой, желая поймать такси. Я сфотографировал Родионова, но кроме него в кадр попал кусок моего лица в зеркале заднего вида и в том же зеркале — кусок внешней стороны двери микроавтобуса, кусок совсем маленький, но достаточный, чтобы увидеть надпись на борту. Надпись была короткая — «VIP».
Сейчас и эта фотография кажется мне убедительным доказательством заведомой, с самого начала, обреченности пермского культурного проекта. Любой город покажется тебе культурной столицей, если ездить по нему в машине с надписью «VIP», а исчезнет машина — исчезнет и столица. Еще один скептик в гельмановские времена говорил мне в интервью (потом его за это интервью уволят из театра): «Как англосаксонские колонизаторы: дарят туземцам галстук и пытаются убедить их, что они теперь джентльмены. Вначале забавно, а потом раздражает». Я даже не могу сказать, что не понимал — понимал, но понимал примерно так же, как известный поэт в свое время понимал жеребенка, который гонится за паровозом. Все равно ведь не догонит.
Сегодня гельмановская Пермь — это просто воспоминание, и я бы сам, наверное, вообще бы не вспомнил о ней, если бы не это смутное чувство узнавания. Велодорожки, модные театры, общественные пространства от архитекторов из «Ваухауз», модная молодежь, открытки старикам всем на свете и вот это чувство чужого — буквально как галстуки, раздаваемые туземцам в расчете на то, что те почувствуют себя джентльменами. Смешно, но в роли Перми теперь Москва — та Москва, про которую никогда и подумать было нельзя, что устроена она точно так же, как тот мрачный провинциальный город, на мрачной набережной которого приезжий эстет написал «Счастье не за горами».

http://svpressa.ru/t/77894/
Tsar

Три источника, три составные части

На берегу стоят двадцатиэтажные дома, безмолвные и темные «скребницы неба». Квадратные, лишенные желания быть красивыми, тупые, тяжелые здания поднимаются вверх угрюмо и скучно. В каждом доме чувствуется надменная кичливость своею высотой, своим уродством. В окнах нет цветов и не видно детей...
Издали город кажется огромной челюстью, с неровными, черными зубами. Он дышит в небо тучами дыма и сопит, как обжора, страдающий ожирением.
Войдя в него, чувствуешь, что ты попал в желудок из камня и железа, — в желудок, который проглотил несколько миллионов людей и растирает, переваривает их.
Улица — скользкое, алчное горло, по нему куда-то вглубь плывут темные куски пищи города — живые люди. Везде — над головой, под ногами и рядом с тобой — живет, грохочет, торжествуя свои победы, железо. Вызванное к жизни силою Золота, одушевленное им, оно окружает человека своей паутиной, глушит его, сосет кровь и мозг, пожирает мускулы и нервы и растет, растет, опираясь на безмолвный камень, все шире раскидывая звенья своей цепи.
Как огромные черви, ползут локомотивы, влача за собою вагоны, крякают, подобно жирным уткам, рожки автомобилей, угрюмо воет электричество, душный воздух напоен, точно губка влагой, тысячами ревущих звуков. Придавленный к этому грязному городу, испачканный дымом фабрик, он неподвижен среди высоких стен, покрытых копотью.

http://ilibrary.ru/text/496/p.1/index.html

Когда вы запаздываете перебежать и видите срывающуюся с цепи отстоявшую две минуты машинную лавину, вы, забыв про убеждения, скрываетесь под полицейское крыло, — крыло, так сказать: на самом деле это хорошая рука одного из самых высоких людей Нью-Йорка с очень увесистой палкой — клобом.
Эта палка не всегда регулирует чужое движение. Иногда она (во время демонстрации, например) — способ вашей остановки. Добрый удар по затылку, и вам все равно: Нью-Йорк ли это или царский Белосток, — так рассказывали мне товарищи.
С шести-семи загорается Бродвей — моя любимейшая улица, которая в ровных, как тюремная решетка, стритах и авеню одна своенравно и нахально прет навкось. Запутаться в Нью-Йорке трудней, чем в Туле. На север с юга идут авеню, на запад с востока — стриты. 5-я авеню делит город пополам на Вест и Ист. Вот и все. Я на 8-й улице, угол 5-й авеню, мне нужна 53-я, угол 2-й, значит пройди 45 кварталов и сверни направо, до угла 2-й.
Загорается, конечно, не весь тридцативерстный Бродвеище (здесь не скажешь: заходите, мы соседи, оба на Бродвее), а часть от 25-й до 50-й улицы, особенно Таймс-сквер, — это, как говорят американцы, Грэт-Уайт-Уэй — великий белый путь.
Он действительно белый, и ощущение действительно такое, что на нем светлей, чем днем, так как день весь светел, а этот путь светел, как день, да еще на фоне черной ночи. Свет фонарей для света, свет бегающих лампочками реклам, свет зарев витрин и окон никогда не закрывающихся магазинов, свет ламп, освещающих огромные малеваные плакаты, свет, вырывающийся из открывающихся дверей кино и театров, несущийся свет авто и элевейтеров, мелькающий под ногами в стеклянных окнах тротуаров свет подземных поездов, свет рекламных надписей в небе.
Свет, свет и свет.
Можно читать газету, и притом у соседа, и на иностранном языке.
Светло и в ресторанах и в театральном центре.
Чисто на главных улицах и в местах, где живут хозяева или готовящиеся к этому.
Там, куда развозят большинство рабочих и служащих, в бедных еврейских, негритянских, итальянских кварталах — на 2-й, на 3-й авеню, между первой и тридцатой улицами — грязь почище минской. В Минске очень грязно.

http://ru.wikisource.org/wiki/Моё_открытие_Америки_(Маяковский)

Сила Америки развернулась окончательно только за последние двадцать лет. Ещё сравнительно не так давно Бродвей походил на наш старый Невский, теперь же это что-то головокружительное. Этого нет ни в одном городе мира. Правда, энергия направлена исключительно только на рекламный бег. Но зато дьявольски здорово! Американцы зовут Бродвей, помимо присущего ему названия «окраинная дорога», — «белая дорога». По Бродвею ночью гораздо светлее и приятнее идти, чем днём.
Перед глазами — море электрических афиш. Там, на высоте 20-го этажа, кувыркаются сделанные из лампочек гимнасты. Там, с 30-го этажа, курит электрический мистер, выпуская электрическую линию дыма, которая переливается разными кольцами. Там, около театра, на вращающемся электрическом колесе танцует электрическая Терпсихора и т. д., всё в том же роде, вплоть до электрической газеты, строчки которой бегут по 20-му или 25-му этажу налево беспрерывно до конца номера. Одним словом: «Умри, Денис!..»[26] Из музыкальных магазинов слышится по радио музыка Чайковского. Идёт концерт в Сан-Франциско, но любители могут его слушать и в Нью-Йорке, сидя в своей квартире.
Когда всё это видишь или слышишь, то невольно поражаешься возможностям человека, и стыдно делается, что у нас в России верят до сих пор в деда с бородой и уповают на его милость.

http://ru.wikisource.org/wiki/Железный_Миргород_(Есенин)
Tsar

Смешно

Премьер-министр России Владимир Путин, прибывший накануне с рабочим визитом в Барнаул, встретился с руководством и сотрудниками Барнаульского метрополитена. В жесточайшем графике председателя правительства нашлось свободное время перед совещанием в БЮИ с работниками внутренних дел и встречей с деловой общественностью. И сразу после приезда в город, Владимир Путин решил проинспектировать строящиеся станции краевой "подземки".

Спустившись в Барнаульский метрополитен на станции "Комсомольская", Владимир Путин, в сопровождении журналистов и работников метро, доехал до Кольцевой линии и осмотрел готовящуюся к открытию станцию "Проспект Калинина".

Там, на импровизированной пресс-конференции премьер пообещал выделить Барнаулу 15 млрд рублей на развитие транспортной инфраструктуры, из них 12 млрд должно будет пойти на строительство метро. Отвечая на реплику машиниста барнаульского метрополитена, сводящейся к тому, что городу необходима помощь Москвы в строительстве новых станций подземки, Путин отметил: "Это очень дорогие проекты. Но я знаю, что город нуждается в развитии метрополитена. Несмотря на то, что строительство подземки — региональная задача по федеральному законодательству, мы стараемся помогать в решении этих проблем".

Оставшись, в целом, довольным темпами строительства Кольцевой линии, Владимир Путин отправился в эксплуатационное депо "ВРЗ", где ему показали наладку новых инновационных вагонов 22-302 и 22-023 (среди особенностей - скорость до 110 км/ч, эргономичный дизайн, розетки для ноутбуков, наличие стоп-кранов и т. д.). Как заявил представитель метрополитена, годовой план по выпуску вагонов варьируется в пределах 100-150 штук, а общие инвестиции в производство превысят 2 млрд. рублей в течение 10 лет.

Председатель правительства в шутку заметил, что обязательно пришлёт в Барнаул начальников Московского и Петербургского метрополитенов, чтобы они перенимали положительный опыт алтайских метростроителей.

http://www.barnaul-metro.ru/

Большой подробный сайт про Барнаульское метро, со схемами, историей станций, лентой новостей и прочим.
Tsar

Два года назад

Недавно по какой-то смутной ассоциации вспоминал ту командировку (заметка по ее итогам - http://www.kommersant.ru/doc/1233144 - получилась несколько странная, но все равно почитайте), она была какая-то жутко приятная, хоть меня тогда и забрали в местную Чеку.
Почему пост о городе Юрге я написал под замком, не помню, но сейчас наткнулся на него, снова вспомнил и выкладываю - наверняка же никто не помнит.
32.00 КБ

В городе есть несколько вполне московских пейзажей, типа вот таких - несколько сталинских пятиэтажек и несколько сталинских же таунхаузов с красивыми балкончиками. Остальное (не считая брежневской застройки, которая везде одинаковая) - ну, бараки и бараки и вообще тоскливое место.
Город основан в 49 году. Городской молочный комбинат - в 39-м, когда там был только лагерь и военный гарнизон. В войну туда же перевели несколько заводов с Украины, получился большой машиностроительный завод, и только потом к лагерю и заводу пристроили город.
И вот это, конечно, будоражащая история очень - городок в тайге между лагерем и танковым полигоном. Рабочие в бараках живут и едят то, что в начале пятидесятых заменяло Доширак. И среди всего этого - несколько домов, которые нормально смотрелись бы где-нибудь на Фрунзенской набережной. В домах, очевидно, живут инженеры, гулаговское начальство и какие-нибудь армейские старшие офицеры, может быть. У них крахмальные скатерти и суп в супницах, пианино и автомобили "Победа", домработницы, может быть. Дети щекастые в школу ходят с ранцами. А вокруг - тайга, лагерь и бараки рабочих. Хоть кино снимай.

В позднем совке это, конечно, стерлось уже все, в сталиансе остались жить пенсионеры, а город, судя по всему, расцвел. Завод отошел министерству среднего машиностроения, на нем стали делать поезда, на которых возили ракеты. Судя по памятнику Победе, открытому в 1975 году, место было вполне хайтековое и понтовое, может быть даже - "с московским снабжением":

21.85 КБ

Пора снова поездить куда-нибудь в таком духе, а то дичать начинаю.
Tsar

Трамвай

113.61 КБ

Принес сегодня курьер вот эту книгу - репринт журнала "Трамвай" за весь 90 год. Советское восьмидесятничество - это очень круто, поэтому всем советую купить, даже кто не любил журнал "Трамвай" при жизни (ну вот я его, например, не любил).

http://www.labirint.ru/books/278988/ - я вот здесь заказывал. Я брал по 900, теперь почему-то 1200.
Tsar

Прочитайте меня про Удмуртию

Взрывы начались в 23:15, а сигнал воздушной тревоги в части прозвучал в начале первого. Сирену включал тоже ГП (гражданский персонал), вохровец Денис, дежуривший на проходной. Денис говорит, что не имел права давать сигнал без команды, но, "когда понял, что команды не будет, сыграл сирену сам и убежал".
— Выбегаю — у проходной лежит пацан без сознания. Рука расхерачена, кровь течет, из лица стекло торчит, но живой. Я стекло вынул, руку ему ремнем перетянул и оставил там, он тяжелый, тащить не мог. Через час вернулся за ремнем — пацана нет. Так без ремня и хожу.
О том, как он провел первый час после бегства, Денис рассказывает с удовольствием: выбежал к железной дороге, увидел на полотне зажигательный снаряд "Гиацинт".
— Вижу, он горит, сейчас взорвется. Я ему по срачнику — на! Он улетел в кусты, я лег, ну и час, наверное, как раз пролежал.

http://www.kommersant.ru/doc/1656091

Второй большой репортаж за неделю.
Tsar

К предыдущему

Промежуток между двумя командировками (днем вернулся из Приморья, через час еду дальше) посвятил Триумфальной площади.
К прошлой колонке добавить нечего (только вместо доноров были какие-то говноавтогонщики):
Каждый понимает, чем рискует, и каждый понимает, что, в сущности, не рискует ничем. Когда границы риска, во-первых, четко очерчены, а во-вторых, не настолько фатальны, чтобы вышедший на эту площадь рискнул потерять хотя бы работу (а тем более жизнь, прости Господи),— все это приводит к тому, что на площади не творится история и даже не делается политика, а всего лишь происходит спектакль с подробно расписанными ролями: кому стоять и кричать "Позор!", кому быть утаскиваемым в автобус, кому фотографировать, кому потом вывешивать фотки в блогах. Ну хорошо, спектакль с элементами лотереи, ведь шанс попасть в милицейский автобус — один из десяти, то есть не все роли, конечно, расписаны, не спорю.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1378955

При этом был рад всех видеть; на площадь надо выходить.
Tsar

И все-таки, что такое колба и почему за ней надо идти на Алтай?

Два безработных жителя Белово - обоим парням чуть больше тридцати лет, отправившись за колбой, попали под поезд и чудом остались живы. Как сегодня, 9 июня, сообщили корреспонденту ИА REGNUM Новости в пресс-службе Кузбасского УВД на транспорте (КУВДТ), чтобы подзаработать, друзья решили поехать собирать колбу в Алтайский край, а перед поездкой на электричке основательно запаслись спиртным: взяли пару литров вина и бутылку водки.
На станции Артышта товарищи должны были пересесть в другой электропоезд и ехать дальше, на Алтай. Вместо этого они стали распивать спиртные напитки около здания вокзала. По словам начальника линейного пункта милиции на станции Артышта Виктора Белова, за это их задержали сотрудники транспортной милиции, составили административный протокол и отпустили.

http://www.regnum.ru/news/1173350.html