Category: путешествия

Tsar

По классической анкете

Человек года: Шаргунов.
Группа года: Черт знает какой год подряд - Аквариум, Аквариум. Но когда будет не Аквариум, я честно об этом сообщу, обещаю.
Песня года: В последние недели года в чарт ворвалась Паулина Андреева с песней "Оттепель" и всех прогнала. Спасибо, Паулина.
Программа ТВ: Соответственно, первоканальные сериалы - прежде всего, разумеется, "Оттепель", но также и "Крик совы", и Соломон Волков с Евтушенко.
Программа радио: Михаил Казиник, Музыка, которая вернулась (это про забытых композиторов типа Ивана Хандошкина на радио Орфей, Казиник очень крутой).
Сайт года: http://sputnikipogrom.com и http://colta.ru
Концерт года: Аквариум в Арене-Москва в декабре, Боб Дилан в Арене-Женева в ноябре.
Разочарование года: К 33 годам дожил до конформистского ощущения, что о разочарованиях необязательно рассказывать всему миру. Но оно есть; оно не Навальный, если что.
Политическое событие года: 20-летие событий октября 1993 года. Все остальные политические события - не более чем следствие указа 1400 и танков, а общественное мнение по поводу 1993 года (не такое упыриное, как еще пять лет назад, но все равно очень удручающее) - залог той стабильности, которую мы ненавидим.
Фильм года: Великий Гэтсби.
Книга года: Сел читать "Телурию", тем же вечером зачем-то взял в руки томик Лескова, открыл "На ножах", "Телурию" в итоге не дочитал. Вообще писатель Лесков - мое персональное открытие года. Также рад двум издательским акциям Захара Прилепина - с Мариенгофом и Леоновым.
Газета года: Лента.ру.
Напиток года: Кока-колы в этом году употребил несопоставимо больше, чем чего бы то ни было еще. Алкоголя в этом году было несопоставимо меньше, чем в любом предыдущем году этого века.
Ощущение года: Чувствую себя счастливым человеком.
Общепит года: В Москве - Ватрушка, в Женеве - очевидно, Кафе дю сентр в том смысле, что самое центральное и самое туристическое (и там одни русские) место, но именно в него почти каждый раз веду гостей, прежде всего потому, что открыто всегда (остальные места, как правило, закрыты между обедом и ужином).
Экстрим года: Исполнение песни "Все идет по плану" на митинге 6 мая; вообще весь тот день.
Слух года: Мой переезд в Швейцарию сопровождался всякими слухами.
Политик года: Путин.
Журнал года: Афиша.
Путешествие года: В Киров на приговор Навальному через Стамбул и Казань. А так этот год сам по себе весь был путешествие. Вот декабрь - Россия, Хорватия, Австрия, и завтра еще две страны до конца года. Вообще очень нравится такое.
Редактор года: Андрей Горянов, Глеб Морев и Сергей Шаргунов.
Текст года (мой): https://www.ozon.ru/context/detail/id/23876918/ - 184 рубля и он ваш.
Текст года (не мой): практически все тексты Просвирнина, Герасименко о кредитах, Егор Мостовщиков о Большом театре. Письмо Толоконниковой из тюрьмы. Со знаком минус - практически вся Скойбеда и Ревзин о Собянине.
Фотограф года: Единственный фотограф, с которым в этом году я работал - Юлия Рыженко, которая на самом деле даже не фотограф, но это не имеет значения.
Неудача года: Вот как-то вообще ничего не приходит в голову. Координационный совет? (смайл)
Надежда года: Русский народ.
Tsar

Если у кого есть полчаса

Невероятный мультфильм; я даже не знал, что такие бывают.

По повести Юрия Коваля, такая полноценная ироническая криминальная драма про Русь со всякими деталями типа подробно показанного колхозного рынка в бывшем монастыре; настоящие бандиты, настоящие милиционеры, настоящее всё, обязательно посмотрите:

Tsar

Про Плес

Путешествуя с рабочими целями по Ивановской области, не смог не заехать в город Плес, о котором много слышал, но сам никогда в нем не бывал, и теперь могу уверенно назвать Плес самым отвратительным местом в Российской Федерации.

83.59 КБ

То есть в Российской Федерации, конечно, много разных жутких мест, и Плес многим из них по жуткости проигрывает, но, наверное, дело в том, что другие жуткие места не называют себя жемчужинами России и не претендуют на то, чтобы быть символом внутреннего туризма и, как это называется в Плесе, "потаенной России" (не знаю, что это такое, но логотип "Потаенная Россия" там везде висит).

47.84 КБ

Выглядит жемчужина примерно так:

48.58 КБ

Ну то есть обычный маленький среднерусский город, но при этом у Плеса особый статус по известным причинам:

39.42 КБ

То есть президент Медведев - известный фанат Плеса, отдыхает в нем постоянно и вообще постоянно думает о Плесе. И вот как раз у этой мемориальной доски меня посетило озарение, про которое я вчера писал в твиттере. Я сам много раз слышал какие-то восторженные отзывы о Плесе - от чиновников от каких-то, от журналистов президентских пулов, и так далее.

И я вдруг понял, что Плес, как и любое другое место, может показаться вполне очаровательным, если тебя в него привезли - ну хорошо, не на вертолете, а на машине с мигалкой или даже на автобусе с сопровождением ГИБДД, ты сфотографировался на берегу Волги, тебе подарили завернутого в бумажку копченого леща и какого-нибудь малахитового двуглавого орла, и ты едешь спать в обнесенный забором "гостевой дом" - да, конечно, Плес в таком формате очарователен.

Я, кстати, часто вспоминаю это интервью Морозова про "второй средний класс", это очень важная мысль вообще:
Ведь в России, - это надо помнить, - за время путинизма, то есть за «годы благословенной стабильности» сформировалось два «средних класса». Один – это [Олег] Тиньков, «айтишники», [Евгений] Чичваркин и т.д. И он достаточно многочисленный. Но есть второй «средний класс» - это «новые прокурорские», «налоговики» - из той самой инспекции, которая удачно ошиблась с НДСом в пользу «новых чекистов». Они тоже живут с размахом – летают охотиться на архаров, поддерживают СМИ, поощряют литературу и искусство определенного рода. И вот этому «второму среднему классу» совершенно не нужны никакие разговоры о развитии «политической конкуренции», ему не нужны [Никита] Белых или [Олег] Чиркунов. И уж тем более [Алексей] Навальный с [Евгенией] Чириковой. Для них эта «инклюзивистская политика», эти «заигрывания» Медведева с «Новой газетой» - очень опасны.

http://shuum.ru/interview/22

И вот вчера я его еще раз вспомнил и понял, что в России вообще-то с внутренним туризмом все в порядке, но есть нюанс - весь этот туризм ориентирован на тех людей, про которых говорил Морозов. Плес - важная точка на карте такой России для таких туристов, но карта же большая. Черноморские курорты устроены так же, Алтай, Байкал, Калининградская область - туристу с мигалкой там действительно гораздо лучше, чем в любой Европе. Попробуй в Европе на архаров с вертолета поохоться, ага.

А турист без мигалки походит по Плесу - ну да, там, если издалека смотреть, не вглядываясь в хижины аборигенов, очень красиво, Левитан был прав во всем:

71.97 КБ

В музее Левитана, кстати (экскурсия - 800 рублей!) в туалете есть унитаз, но смывать надо из ведра, там в связи с этим несколько ведер с речной водой стоят, водопровода нет. Но красиво же:

56.72 КБ

Когда потеплее будет, ресторан откроется, можно будет даже поесть:

69.90 КБ

А сувениров уже сейчас можно купить (фотография сделана в Палехе, но в Плесе все так же).

39.43 КБ

Вообще не понимаю про нашу сувенирную индустрию - куда ни приедешь, от Калининграда до Владивостока, везде продается какой-то глиняный ад, копилки "На пиво и воблу", какие-то домовые в лаптях, котики опять же - и везде одинаковые. Какая естественная монополия их производит?

И еще одна дополнительная мысль. Вот этот конкретный Плес - он ведь действительно такой один, то есть такого типа городов много (ну, в Торжке все были), но только Плес взяли, отмыли, устроили там туристическую индустрию и потаенную Россию, и теперь Плес опережает Торжок в своем развитии лет на пятьсот. Но даже отмытый и с туристической индустрией - все равно Африка, Африка, Африка.
Tsar

Обожаю длинные предложения

На исходе недели стервятники-грифы разодрали металлические оконные сетки, проникли через балкон и окна в президентский дворец, взмахами крыльев всколыхнули в дворцовых покоях спертый воздух застоявшегося времени, и в понедельник на рассвете город очнулся наконец от векового летаргического сна, в который он был погружен вместе со всем своим превращенным в гниль величием; только тогда мы осмелились войти, и не было нужды брать приступом обветшалые крепостные стены, к чему призывали одни, самые смелые, или таранить дышлами воловьих упряжек парадный вход, как предлагали другие, ибо стоило лишь дотронуться, как сами собой отворились бронированные ворота, которые в достославные для этого здания времена устояли под ядрами Уильяма Дэмпира, и вот мы шагнули в минувшую эпоху и чуть не задохнулись в этом огромном, превращенном в руины логове власти, где даже тишина была ветхой, свет зыбким, и все предметы в этом зыбком, призрачном свете различались неясно; в первом дворе, каменные плиты которого вздыбились и треснули под напором чертополоха, мы увидели брошенное где попало оружие и снаряжение бежавшей охраны, увидели длинный дощатый стол, уставленный тарелками с гниющими остатками воскресного обеда, прерванного паникой, увидели мрачное полутемное строение, где некогда размещалась канцелярия, а в нем -- яркие ядовитые грибы и бледные смрадные цветы, проросшие из груды нерассмотренных дел, прохождение которых длилось медленнее самой бездарной жизни; а еще мы увидели в этом дворе поставленную на возвышение купель, в которой крестились пять поколений обитателей этого дворца, и увидели в глубине двора допотопную вице-королевскую конюшню, превращенную в каретный сарай, и в нем, среди туч моли, мы увидели карету эпохи Великого Шума, крытую повозку времен Чумы, выезд года Кометы, похоронные дроги времен Прогресса в рамках порядка, сомнамбулический лимузин Первого Века Мира, и все это было в приличном состоянии и выкрашено в цвета национального флага, хотя и покрыто грязью и паутиной; в следующем дворе за железной оградой цвели розы, серебристые, словно припорошенные лунной пылью; под сенью этих роз в былые, славные для этого дворца времена спали прокаженные; розовые кусты так разрослись без присмотра, что заполонили все кругом; воздух был напоен запахом роз, однако к нему примешивалось зловоние, исходящее из глубин сада, а к этому зловонию примешивался смрад курятника, смрад коровьих испражнений, а также смрад солдатской мочи -- солдаты испокон веку справляли малую нужду у стены колониальной базилики, превращенной в молочную ферму; пробираясь сквозь удушливый розовый кустарник, мы вышли к арочной веранде, уставленной горшками с гвоздиками, махровыми астрами и анютиными глазками; это была веранда курятника для его женщин, и, судя по грудам разного валявшегося здесь барахла и количеству швейных машин, можно было предположить, сколько женщин обитало в этом бараке, -- не менее тысячи с кучей детей-недоносков каждая; мы увидели мерзость запустения на кухнях, увидели сгнившее в корытах белье, увидели разверстый сток нужника, общего для солдат и женщин; увидели вавилонские ивы, привезенные из Малой Азии в гигантских кадках с тамошней землей, -- сизые, словно покрытые изморозью ивы, а за ивами предстал перед нами его дворец, его дом, огромный, угрюмый, -- сквозь оконные проемы, жалюзи с которых были сорваны, все еще влетали и вылетали грифы; нам не пришлось взламывать двери, они распахнулись сами, словно повинуясь нашим голосам, и вот мы поднялись на главный этаж по каменной лестнице, покрытой опереточно роскошным ковром, который был истоптан коровьими копытами, и, начиная от первого холла и кончая последней спальней, мы заглянули во все комнаты, прошли через все служебные помещения, через бесчисленные приемные, и всюду бродили невозмутимые коровы; они жевали бархатные шторы и мусолили атласную обивку кресел, наступая на святые иконы и на портреты полководцев, валявшиеся на полу среди обломков мебели и свежих коровьих лепешек; коровы хозяйничали в столовой и в концертном зале, оскверняя его своим мычанием, -- всюду были коровы; а еще мы увидели поломанные столики для игры в домино и сукно бильярдных столов, зеленовато-белесое, словно луга после выгула коровьих стад, и увидели брошенную в углу машину ветров, лопасти которой могли имитировать морской ветер любого направления, дабы обитатели этого дома не мучились тоской по морю, покинувшему свои берега; а еще мы увидели висящие повсюду птичьи клетки с наброшенными на них платками, -- как набросили их на ночь на прошлой неделе, так они и остались; а из бесчисленных окон был виден город -- огромное животное, еще не осознавшее исторический понедельник, в который оно вступало, а за городом до самого горизонта тянулись пустынные кратеры, холмы шершавого, словно лунного, пепла на бесконечной равнине, где некогда волновалось море; а из запретной обители, куда недавно осмеливались войти лишь немногие, доносился запах гниения, запах падали, слышно было, как там астматически дышат грифы, и мы ступили туда и, ведомые ужасным запахом и направлением полета грифов, добрались до зала заседаний, где обнаружили все тех же коров, только дохлых, -- их червивые туши, их округлые филейные части множились в громадных зеркалах зала; мы толкнули потайную боковую дверь, ведущую в его кабинет, и там увидели его самого в полевой форме без знаков отличия, в сапогах; на левом сапоге блестела золотая шпора.

Альви Каримов напомнил - https://twitter.com/alvikarimov/status/177165336796344320 - Это нас роднит, угу.
Tsar

Из лейпцигской поездки

Видел в Лейпциге два интересных русских объекта. Во-первых, советский павильон Лейпцигской ярмарки, вот:

92.40 КБ

Он стоит заброшенный, но золотой шпиль со звездой впечатляет очень.

62.89 КБ

И построенный к столетию Битвы народов русский храм. Причем как он называется, я так и не понял, просто "храм-памятник", вот такой:

76.86 КБ

На храме - сталинская табличка:

81.66 КБ

Во времена своей имперской юности я бы от этой таблички пришел в восторг - мы тут были в 1813 году, и в 45 году мы вернулись. Интересно, ее на храм прямо при Сталине и повесили, или уже в постсоветские годы перевесили откуда-нибудь?
Tsar

Случай в Химкинском лесу

Ходили сегодня с Парфеновым и Панюшкиным выступать на Антиселигере:

68.99 КБ

Антиселигер - это типа как Селигер, только там люди хорошие; ну, наверное.

116.77 КБ

И вот они собрались нас послушать:

99.58 КБ

Вот Панюшкин:

92.21 КБ

Вот Парфенов с Надей из Сахаровского движения:

109.94 КБ

Вот Вера Кичанова на фоне палатки Сахаровского же движения:

108.96 КБ

Вот она же, а также Маргарита Журавлева и Азар:

94.40 КБ

Вот Чирикова Евгения:

92.31 КБ

Вот выступает Илья Клишин - Эпик-хиро:

87.25 КБ

Вот Елена Костюченко, русский Харви Милк:

109.98 КБ

А вот дворник Володя, который меня осенью спас; на Антиселигере он не был, но я по нему просто соскучился, потому что давно не был дома:

65.22 КБ

http://el-cambio.livejournal.com/1720744.html - и вот пост Ортеги, на который я ссылался, когда выступал. Из поста надо вычесть глупости про Справедливую Россию и про те силы, которые Ортега называет силами добра, но фактура в любом случае впечатляющая. Я спрашивал там всех про этого Олега Мельникова, никто ничего внятного не ответил, просто - вот хороший человек, он не правый, просто мечтает объединить правых и левых, и это все, конечно, очень странно звучит, даже зловеще как-то.
Tsar

На Руси

24.32 КБ

Провел выходные в Тверской области (Торжок, Старица и между), под катом много разрушенных церквей, поглядите:

Collapse )

Вообще, конечно, это как раз то, что не позволяет принять моду на антиклерикализм, на "хочу быть парнем патриарха" и прочее запретное искусство. Западный интеллектуал должен быть левым, а у нас левым работает Зюганов, поэтому левым быть трудно. Западный интеллектуал должен быть антиклерикален, но наш антиклерикализм выглядит, как на этих картинках, поэтому антиклерикалом быть еще сложнее. Все умерло, все скоро зарастет деревьями и ничего вообще не останется, а если останется, то тоже ничего хорошего не будет.
Tsar

Новый главред Известий

Четыре года в Астрахани дали огромный газетный опыт. Быстро стал редактором — в той самой молодёжке, где когда-то напечатал первую заметку. Затем меня пригласили в Москву, в «Советскую Россию», откуда через пару лет я перешёл в «Комсомолку». Но её авторитеты были для меня столь незыблемы, что свои юношеские комплексы относительно собственных творческих возможностей я преодолеть так и не смог. За пять лет работы в «Комсомольской правде» мне, пожалуй, нечем похвалиться.
В середине 90-х ушёл в иллюстрированную прессу. Был главным редактором журнала «Вояж». Затем мне предложили быть главным редактором еженедельной рекламной газеты. По сути это была газета для потребителей: половину её объёма занимала реклама, половину — тексты. Называлась она «Центр Плюс», издавалась тиражом более 2 млн экземпляров. Мы очень гордились и тем, что на пустом месте возникло такое популярное издание, и тем, что мы делали. Проводили прямые линии — с Лужковым, Ресиным, другими московскими начальниками. Это имело резонанс. Нам нравилось заниматься городской неполитической журналистикой.
Жаль, всё это быстро кончилось — по причине ссор между акционерами издательского дома. После — опять журналы: «Вояж и отдых», «Аэрофлот». В последнем удалось поработать главредом, что было очень интересно.

http://www.chaskor.ru/article/vitalij_abramov_moya_zadacha_-_vernut_gazetu_chitatelyam_13877

То есть, получается, он у Мальгина работал?

А вообще сорокинщина какая-то, ужас просто.