Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

банан

Почитайте

Вообще, это хороший вопрос— кто выбрал Путина? Можно ответить, что Ельцин. Можно вспомнить татарско-башкирские безумные проценты на выборах. Можно, как не раз бывало, свалить все на телевидение. Но давайте предположим, что Путина выбрала именно та Россия, которая почти десятилетие не могла отождествить себя с созданным Ельциным государством, но, как оказалось, очень этого хотела. Россия, которая не принимала ельцинскую «Эрефию» и сама очень от этого страдала. Путин одним фактом своего появления разрешил это противоречие. Кинохитом 1998 года был «Титаник», и вот если брать этот сюжет — ельцинский пароход шел прямым курсом на айсберг, подходит поближе, а на айсберге стоит Путин и весело машет руками. «Привет, друзья, давайте обнимемся». Ждали катастрофы, а получили праздник — с интересным человеком познакомились, по крайней мере. «Титаник» был кинохитом, а книжным хитом в тот год был роман про политтехнологов, в котором было написано, что русская реальность состоит из галлюцинаций. Путин на айсберге — галлюцинация спасла Российскую Федерацию, видимо, так.

http://svpressa.ru/society/article/84849/

А поскольку я сюда пишу уже совсем редко - кто хочет более внимательно за моими новостями следить и боится при этом читать твиттер, добавляйте в закладки вот этот - http://kashin.guru - сайт, он пока в небесспорном виде, но я хочу из него что-нибудь более увлекательное сделать.
банан

Итоги дня

У меня сегодня сразу три текста вышли, почитайте:
Та растерянность, которую испытывают сегодня по поводу Крыма вообще все, уравнивает и убежденного империалиста, и демократа со стажем. Все такие разные, но у всех одна и та же проблема — никто не может описать происходящее вокруг Крыма так, чтобы это не ломало давно сложившиеся, у кого-то выстраданные, у кого-то вынянченные гражданские, политические и даже этические убеждения. Получилось так, что о Крыме говорят все, но всем приходится в лучшем случае пользоваться умолчаниями, в худшем — прямо врать, в том числе и себе.

http://svpressa.ru/society/article/83585/

Путин не уничтожает русскую журналистику, нет. Путин и его люди сначала создали свою журналистику, лицо которой — это как раз мой Коля, а вовсе не Киселев, и только потом, когда на каждого Илью Азара уже приходится по десять корреспондентов государственных СМИ, — только потом, когда это уже не имеет вообще никакого значения, стали всерьез уничтожать незаметные на фоне «Раша тудей», «Вестей» и прочего журналистские предприятия. Не надо себя обманывать, трагедия «Ленты» — это не удар по журналистике, а частная неприятность нескольких десятков людей с «Ленты», точно так же как разгром «Газеты.ру» был частной неприятностью ее журналистов, а мое увольнение из «Коммерсанта» было моей и только моей частной неприятностью. Не надо отождествлять себя со всей российской журналистикой. Это у нас неприятности, а не у российской журналистики.

http://www.colta.ru/articles/media/2410

So it turns out that someone in favor of “unification with Russia” has no one to support: Any patriotic rhetoric on the Crimean issue in Russia becomes out of the question. After all, you can’t say “Glory to the anonymous heroes in uniforms without insignia, who are achieving God-knows-what in a battle with non-existent Ukrainian Nazis.” It’s absurd, isn’t it?

http://www.newrepublic.com/article/116980/vladimir-putins-lies-about-crimea-are-helping-ukrainian-nationalists
банан

Свежий я

Выходит Минх — такой невозмутимый брюнет с повадками дорогого адвоката. Раскладывает по трибуне какие-то бумажки. Вначале благодарит Дмитрия Анатольевича Медведева за добросовестную работу в правительстве, желает ему успеха в деле создания нового, самого высокого суда. Медведева в зале нет, но депутаты хлопают — то ли присоединяются к благодарности Минха, то ли торопят его, скорей, мол, скорей. Минх продолжает.

Российская демократия, говорит он, давно переросла прокрустово ложе сложившейся политической системы. Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин неоднократно отмечал, что власть открыта для всех свежих идей и свежих людей вне зависимости от партийной принадлежности. Опыт Общероссийского народного фронта показывает, что людей, способных честно и самоотверженно служить народу и строить его будущее, в стране гораздо больше, чем мы привыкли думать, поэтому при выборе кандидатуры нового председателя правительства президент рассматривал, — тут Минх делает выразительную паузу, — совершенно неожиданные имена. По залу пробегает шумок, но на лице Минха — ни тени эмоций. Коллеги, — продолжает он, — по поручению президента Российской Федерации выношу на ваше рассмотрение кандидатуру Лимонова (Савенко) Эдуарда Вениаминовича. Сам он, к сожалению, опаздывает, в Ново-Огареве затянулся разговор с президентом, но в регламенте ведь не сказано, что утверждать кандидатуру обязательно нужно в присутствии кандидата. Имя Эдуарда Вениаминовича хорошо известно всем в этом зале. В свежих «Известиях» мы все читали его новую статью об Украине. Все в курсе его бескомпромиссного отношения к российской Конституции — даже сам Минх, профессиональный юрист, выучил номер статьи, посвященной свободе собраний, только благодаря Лимонову — это тридцать первая статья. Чуть позже Эдуард Вениаминович подъедет и ответит на вопросы, а сейчас, если Сергей Евгеньевич Нарышкин не возражает, можно начать рассмотрение кандидатуры.

http://svpressa.ru/politic/article/83420/
банан

Завтра приговор по Болотному делу

В пятницу, 21 февраля в полдень в Замоскворецком суде судья Никишина начнет читать приговор по делу, ранее известному как Болотное, почти исчезнувшему из поля общественного зрения после новогоднего аттракциона с амнистиями, досрочными освобождениями и прочими признаками подобревшего перед Олимпиадой Владимира Путина.
Алексей Навальный называет этот приговор и этот процесс «одним из ключевых событий истории новой России». Это неправда.

http://slon.ru/russia/bolotnoe_delo_umri_ty_segodnya_a_ya_zavtra-1059631.xhtml
Tsar

Своего рода посвящение Даниилу Гранину

— Я знала Виктора Шендеровича, — скажет старенькая Кристина. — Это был очень талантливый и очень порядочный человек. Бывало, соберемся мы — я, он, Валера Гергиев, Леша Навальный, и Виктор Анатольевич скажет мне: ах Кристиночка.
В студии аплодисменты.
— Я тоже помню Навального, — скажет старенький Коробков-Землянский. — Однажды он позвонил мне и сказал — Одни мы с тобой в России честные люди, Антон.
Снова аплодисменты. Ведущий дождется, пока студия успокоится, и скажет, с нежностью глядя на стариков:
— Пожалуйста, дайте какой-нибудь мудрый совет нашему поколению?
И Кристина Потупчик ответит:
— Главное — жить по совести.
И Антон Коробков-Землянский скажет:
— Важнее всего всегда оставаться человеком.
Передача закончится, камеру выключат, а люди в студии все еще будут аплодировать им стоя — этим двум мощным старикам, пережившим этот бурный и страшный двадцать первый век.

http://svpressa.ru/society/article/82169/
Tsar

Написал про Рыжкова

Клуб, в котором уже черт знает какой год заседают Сергей Митрохин с Леонидом Гозманом, очевидно, на наших глазах пополняется Владимиром Рыжковым. Дальше Рыжков будет регистрировать свою новую партию, бывшие его товарищи из ПАРНАС будут сначала вполголоса, а потом уже не стесняясь обвинять его в предательстве и работе на Кремль, и со стороны все будет выглядеть так, что оппозиция опять раскололась и перессорилась между собой, а Кремль одержал очередную важную победу.
Все при этом знают, что любая российская партия – это лидер, печать, минюстовские документы и несколько аппаратчиков, обеспечивающих сохранность документов и печати (у Владимира Рыжкова таким аппаратчиком работает его помощник Владимир Копцев, подавший документы на регистрацию новой партии Рыжкова еще до того, как Рыжков вышел из РПР-ПАРНАС). Списки виртуальных членов партии не более чем формальное приложение к лидеру и партийной печати, и эта формула в равной мере верна для любой российской партии – от «Единой России» до переименовываемого ныне «Народного альянса». Партийная жизнь в России – это абсолютное фэнтези, то, что существует только в воображении преданных поклонников жанра. Выражение «старые республиканцы», которым Владимир Рыжков называет своих сторонников, звучит как анекдот именно потому, что всем ясно: этих людей просто не существует, они выдуманы, их нет. Российские партии – это даже не биткойны, это просто раскрашенный воздух; тот, кто всерьез рассуждает о перспективах партийного строительства, скорее всего, просто в доле.

http://slon.ru/russia/vladimir_ryzhkov_eto_dazhe_ne_bitkoin-1054659.xhtml
Tsar

Свежий я

Я думаю, что путинская духовно-административная политика настолько отвратительна примерно по той же причине, по которой нормальному человеку не приходит в голову спорить с полицейским о смысле жизни или исповедоваться кассиру в супермаркете. Путин конструирует свои духовные скрепы, как будто он, Путин, завоевал такое право многолетней национально-освободительной борьбой. Как будто он устроил революцию, повел за собой народ и победил. Как будто он Кромвель, Ленин или Махатма Ганди. Как будто история выбрала его, именно его, на эту роль — объяснить русским, что для нас свято, что незыблемо, что неприкосновенно.
И основная проблема как раз и заключается в том, что Путина выбрала не история, а трое или четверо физических лиц в 1999 году, более того — те физические лица оказались у власти в России в результате череды случайностей, а вовсе не потому, что их на это уполномочили хотя бы всенародные выборы или, как когда-то большевиков, революция и тонны пролитой крови. Власть, установившаяся в постсоветской России после того, как российская демократия погибла под натиском номенклатурного реванша (такое описание представляется мне исчерпывающим), ни разу не проходила через сколько-нибудь объективную проверку ее легитимности. Группировка, сместившая Горбачева в декабре 1991 года, уже много лет самовоспроизводится, устраивает потешные выборы, подсовывает преемников и наследников, меняет лозунги и знамена, и тратит едва ли не все свои силы только на то, чтобы удержаться у власти как можно дольше. Удержаться у власти — это ведь даже похвальное стремление, да и получается у них очень неплохо, и легко представить даже, что они так и будут править Россией и через десять, и через двадцать, и через сорок лет. Но и в этом случае права навязывать гражданам какие угодно ценности у этих людей не будет. Искусственный язык, создаваемый ими, никогда не превратится даже в эсперанто, и любое слово, произносимое ими на этом языке, обязательно прозвучит как матерная брань, а любое табу, изобретаемое ими, никогда не станет сакральнее таблички «По газонам не ходить», даже если газон постелен поверх старого советского кладбища.

http://svpressa.ru/society/article/81726/
Tsar

Написал про майдан

На «предотвращении Майдана» в Москве делались карьеры и зарабатывались состояния. Сейчас, когда из Киева приходят примерно те же новости, что и осенью 2004 года, кто в Москве чувствует себя победителем? Нет уже ни Суркова, ни Павловского, ни Якеменко, ни многих других «антиоранжевых» идеологов и практиков 2004–2005 годов, и только вечный политолог Марков повторяет сказанное девять лет назад, делая картину еще более яркой и выпуклой.
Дурной тон – проводить параллели между политическими и кинематографическими сюжетами, но отношения путинской России с киевским Майданом – это, конечно, кино, причем не просто экшен, а нечто вполне сюрреалистическое. Россия прожила эти девять лет с Путиным, прошла долгий путь от мягкого, вегетарианского авторитаризма к безумной пляске духовных скреп, антигражданских законов, политических уголовных дел и бог знает чего еще. А на Украине снова Майдан, снова люди на площади против все того же Януковича. Как будто герой фильма не виделся с кем-то лет сорок, вернулся – постаревший, поседевший и с выбитым глазом, а его знакомый не изменился совсем, эдакий Дориан Грей, и решительно непонятно, что с этим делать. Девять лет назад украинские события раскололи политически активную Россию. Сегодня нельзя сказать, что все сторонники Путина поддерживают Януковича, а все, кому Путин не нравится, с надеждой смотрят на бойцов улицы Грушевского – ни у «охранителей», ни у оппозиционеров, в отличие от 2004 года, нет четкой позиции по поводу украинских событий, и это главное, что изменилось за девять лет.

http://slon.ru/world/kashin_na_maydane-1048644.xhtml
Tsar

По классической анкете

Человек года: Шаргунов.
Группа года: Черт знает какой год подряд - Аквариум, Аквариум. Но когда будет не Аквариум, я честно об этом сообщу, обещаю.
Песня года: В последние недели года в чарт ворвалась Паулина Андреева с песней "Оттепель" и всех прогнала. Спасибо, Паулина.
Программа ТВ: Соответственно, первоканальные сериалы - прежде всего, разумеется, "Оттепель", но также и "Крик совы", и Соломон Волков с Евтушенко.
Программа радио: Михаил Казиник, Музыка, которая вернулась (это про забытых композиторов типа Ивана Хандошкина на радио Орфей, Казиник очень крутой).
Сайт года: http://sputnikipogrom.com и http://colta.ru
Концерт года: Аквариум в Арене-Москва в декабре, Боб Дилан в Арене-Женева в ноябре.
Разочарование года: К 33 годам дожил до конформистского ощущения, что о разочарованиях необязательно рассказывать всему миру. Но оно есть; оно не Навальный, если что.
Политическое событие года: 20-летие событий октября 1993 года. Все остальные политические события - не более чем следствие указа 1400 и танков, а общественное мнение по поводу 1993 года (не такое упыриное, как еще пять лет назад, но все равно очень удручающее) - залог той стабильности, которую мы ненавидим.
Фильм года: Великий Гэтсби.
Книга года: Сел читать "Телурию", тем же вечером зачем-то взял в руки томик Лескова, открыл "На ножах", "Телурию" в итоге не дочитал. Вообще писатель Лесков - мое персональное открытие года. Также рад двум издательским акциям Захара Прилепина - с Мариенгофом и Леоновым.
Газета года: Лента.ру.
Напиток года: Кока-колы в этом году употребил несопоставимо больше, чем чего бы то ни было еще. Алкоголя в этом году было несопоставимо меньше, чем в любом предыдущем году этого века.
Ощущение года: Чувствую себя счастливым человеком.
Общепит года: В Москве - Ватрушка, в Женеве - очевидно, Кафе дю сентр в том смысле, что самое центральное и самое туристическое (и там одни русские) место, но именно в него почти каждый раз веду гостей, прежде всего потому, что открыто всегда (остальные места, как правило, закрыты между обедом и ужином).
Экстрим года: Исполнение песни "Все идет по плану" на митинге 6 мая; вообще весь тот день.
Слух года: Мой переезд в Швейцарию сопровождался всякими слухами.
Политик года: Путин.
Журнал года: Афиша.
Путешествие года: В Киров на приговор Навальному через Стамбул и Казань. А так этот год сам по себе весь был путешествие. Вот декабрь - Россия, Хорватия, Австрия, и завтра еще две страны до конца года. Вообще очень нравится такое.
Редактор года: Андрей Горянов, Глеб Морев и Сергей Шаргунов.
Текст года (мой): https://www.ozon.ru/context/detail/id/23876918/ - 184 рубля и он ваш.
Текст года (не мой): практически все тексты Просвирнина, Герасименко о кредитах, Егор Мостовщиков о Большом театре. Письмо Толоконниковой из тюрьмы. Со знаком минус - практически вся Скойбеда и Ревзин о Собянине.
Фотограф года: Единственный фотограф, с которым в этом году я работал - Юлия Рыженко, которая на самом деле даже не фотограф, но это не имеет значения.
Неудача года: Вот как-то вообще ничего не приходит в голову. Координационный совет? (смайл)
Надежда года: Русский народ.
Tsar

Про Ходорковского написал

Как это все могло выглядеть, чтобы никто не удивился? Пункт первый и, может быть, даже единственный: Россия без Путина.
Какая угодно любая новая власть – верная идеалам зрелого путинизма, или тихо подвергающая их ревизии, или, наоборот, с грохотом их ниспровергающая, это не имеет вообще никакого значения, – любая новая власть в любой послепутинской России торжественно или тихо открыла бы перед Ходорковским ворота тюрьмы – все, мол, мы тут ни при чем, это у Путина было личное и важное, а нам-то что. Чтобы освобождение Ходорковского никого не удивило, оно должно было произойти только в России без Путина, а как произошло на самом деле – видели все. Это, вероятно, единственный бесспорный эпизод во всем сюжете с освобождением – бесспорность заключается в том, что никто не ожидал и не мог даже нафантазировать именно такого. Чтобы Германия, «тайные дипломатические каналы», Ганс Дитрих Геншер с присущим ему Александром Раром, вертолеты и самолеты и, главное, Путин, который – и это все-таки главная настоящая сенсация последних дней – оказался способен сосуществовать в одном мире с Ходорковским, находящимся не в тюрьме. Все остальное, даже Александр Рар, не более чем производные именно от этой сенсации. «Третье дело» Ходорковского, о котором как раз в последние недели говорили как о неотвратимой перспективе ближайшего года, без видимых причин отправилось куда-то в непонятную даль за Людмилой Путиной. «Так надо». В реальности, данной нам в ощущениях, образовался вдруг внушительный провал. Это, знаете, как выходишь утром из дома, а на улице на каком-нибудь привычном месте – на месте, например, трамвайной остановки обнаруживаешь большую яму, то есть, видимо, ночью остановка в эту яму провалилась, и больше ее нет.

http://slon.ru/russia/kashin_o_khodore-1037504.xhtml