Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

банан

Давно я свежего себя в ЖЖ не вешал

Сегодняшний казус с крымской медалью, которую вручили премьеру Аксенову, сообщили об этом на сайте Минобороны, а потом с изяществом патриархии поудаляли с сайта и фотографии медали, и упоминания о ней — судя по всему, это очередной случай уже регулярной, вошедшей в систему путинской практики секретных награждений. Вот почему-то они только условного Геннадия Хазанова и прочую публику того же ряда награждают публично, а друг друга — только секретными указами, и только через какое-то время и из каких-то случайных источников мы узнаём, что генпрокурор Устинов и начальник ФСБ Патрушев за «Норд-ост» получили по звезде Героя, и вроде бы Сердюков тоже Герой за грузинскую войну, а у самого Путина почему-то есть медаль за приштинский марш-бросок 1999 года, и теперь еще крымская медаль, которая, с одной стороны есть, а с другой ее как бы и нет. В Советском Союзе дважды Героям ставили бюсты на родине – кто поручится, что на родине того же Патрушева, если вдруг он дважды секретный Герой, нет секретного бюста? Стоит себе на секретной территории, есть не просит. Я легко такое могу представить.

http://kashin.guru/2014/03/25/secret/
банан

Итоги дня

У меня сегодня сразу три текста вышли, почитайте:
Та растерянность, которую испытывают сегодня по поводу Крыма вообще все, уравнивает и убежденного империалиста, и демократа со стажем. Все такие разные, но у всех одна и та же проблема — никто не может описать происходящее вокруг Крыма так, чтобы это не ломало давно сложившиеся, у кого-то выстраданные, у кого-то вынянченные гражданские, политические и даже этические убеждения. Получилось так, что о Крыме говорят все, но всем приходится в лучшем случае пользоваться умолчаниями, в худшем — прямо врать, в том числе и себе.

http://svpressa.ru/society/article/83585/

Путин не уничтожает русскую журналистику, нет. Путин и его люди сначала создали свою журналистику, лицо которой — это как раз мой Коля, а вовсе не Киселев, и только потом, когда на каждого Илью Азара уже приходится по десять корреспондентов государственных СМИ, — только потом, когда это уже не имеет вообще никакого значения, стали всерьез уничтожать незаметные на фоне «Раша тудей», «Вестей» и прочего журналистские предприятия. Не надо себя обманывать, трагедия «Ленты» — это не удар по журналистике, а частная неприятность нескольких десятков людей с «Ленты», точно так же как разгром «Газеты.ру» был частной неприятностью ее журналистов, а мое увольнение из «Коммерсанта» было моей и только моей частной неприятностью. Не надо отождествлять себя со всей российской журналистикой. Это у нас неприятности, а не у российской журналистики.

http://www.colta.ru/articles/media/2410

So it turns out that someone in favor of “unification with Russia” has no one to support: Any patriotic rhetoric on the Crimean issue in Russia becomes out of the question. After all, you can’t say “Glory to the anonymous heroes in uniforms without insignia, who are achieving God-knows-what in a battle with non-existent Ukrainian Nazis.” It’s absurd, isn’t it?

http://www.newrepublic.com/article/116980/vladimir-putins-lies-about-crimea-are-helping-ukrainian-nationalists
банан

Свежий я

Выходит Минх — такой невозмутимый брюнет с повадками дорогого адвоката. Раскладывает по трибуне какие-то бумажки. Вначале благодарит Дмитрия Анатольевича Медведева за добросовестную работу в правительстве, желает ему успеха в деле создания нового, самого высокого суда. Медведева в зале нет, но депутаты хлопают — то ли присоединяются к благодарности Минха, то ли торопят его, скорей, мол, скорей. Минх продолжает.

Российская демократия, говорит он, давно переросла прокрустово ложе сложившейся политической системы. Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин неоднократно отмечал, что власть открыта для всех свежих идей и свежих людей вне зависимости от партийной принадлежности. Опыт Общероссийского народного фронта показывает, что людей, способных честно и самоотверженно служить народу и строить его будущее, в стране гораздо больше, чем мы привыкли думать, поэтому при выборе кандидатуры нового председателя правительства президент рассматривал, — тут Минх делает выразительную паузу, — совершенно неожиданные имена. По залу пробегает шумок, но на лице Минха — ни тени эмоций. Коллеги, — продолжает он, — по поручению президента Российской Федерации выношу на ваше рассмотрение кандидатуру Лимонова (Савенко) Эдуарда Вениаминовича. Сам он, к сожалению, опаздывает, в Ново-Огареве затянулся разговор с президентом, но в регламенте ведь не сказано, что утверждать кандидатуру обязательно нужно в присутствии кандидата. Имя Эдуарда Вениаминовича хорошо известно всем в этом зале. В свежих «Известиях» мы все читали его новую статью об Украине. Все в курсе его бескомпромиссного отношения к российской Конституции — даже сам Минх, профессиональный юрист, выучил номер статьи, посвященной свободе собраний, только благодаря Лимонову — это тридцать первая статья. Чуть позже Эдуард Вениаминович подъедет и ответит на вопросы, а сейчас, если Сергей Евгеньевич Нарышкин не возражает, можно начать рассмотрение кандидатуры.

http://svpressa.ru/politic/article/83420/
банан

Свежий я

Я очень хочу, чтобы эти слова через тюремные решетки дошли до тех людей, которые в этот понедельник получили тюремные сроки по Болотному делу. Слова такие: «Мы имеем не только то обстоятельство, что осудили людей с Болотной площади. Но были также и выборы мэра в Москве, и был высокий результат, полученный Навальным. И был незабываемый для меня митинг около Государственной Думы 18 июля 2013 года, когда 15 тысяч москвичей пришли, никто их не собирал, стояли и выражали свое мнение по поводу суда над Навальным. Я испытывал чувство подъема. Так что не стоит думать обо всем в России как о пути назад, это может быть трудное движение вперед».
Я хочу, чтобы люди, которые сейчас в тюрьме, это услышали: да, вас, к сожалению, посадили, но зато у нас Собянин избрался легитимно, и чувство подъема было, так что сидите, миленькие, все не зря, все к лучшему. Жаль, горьковский Лука не дожил.
В России много циников, но гораздо меньше тех, кто способен свой цинизм формулировать безо всяких намеков и подмигиваний, без архитектурных излишеств. У нас принято ненавидеть Дмитрия Киселева, но разве он позволил бы себе сказать «их посадили, зато были выборы»? Нет, конечно. Право на такой цинизм имеют единицы — люди с безупречной репутацией, с безупречным именем, патентованные моральные авторитеты.

http://svpressa.ru/society/article/83016/
банан

К ночным слухам про Севастополь и десантников

Я могу написать большой текст о том, что эти слухи ничего не стоят. «Интересы России» существуют только в речах ведущих государственного телевидения, но мы же знаем, что у людей, которым сейчас принадлежит Россия, интерес может быть только материальный: квартира в Майами, счет в Цюрихе и дети в Лондоне. Лазурный Берег им ближе и роднее Крыма, а до русских по обе стороны российской границы им нет никакого дела – им важнее быть въездными в Европу и Америку, и чтобы счета никто не замораживал. Верх их внешнеполитического мастерства состоит из перечисленных Януковичу и теперь пропавших двух миллиардов долларов (хорошо хоть не пятнадцати, как планировалось) да знаменитого наперсточника по прозвищу Гепа, работавшего до этого воскресенья русским патриотом. С такими исходными данными – какие десантники, какая война, какой Крым?
В моей картине мира ничего такого быть не может, но я помню свою картину мира в августе 2008 года – в ней и тогда Россия не могла ввести войска в Грузию, а она взяла да и ввела. Утром 8 августа 2008 года я улетал в Москву из Челябинска и за событиями в Южной Осетии наблюдал из переполненного зала ожидания маленького южноуральского аэропорта. Людей там было много, но российским танкам в Рокском тоннеле был удивлен только я, а остальные пассажиры воспринимали это как должное. Потому что я свою картину мира строил, читая независимых политологов, независимые СМИ и социальные сети, а остальные пассажиры ничего этого не читали, а читали «Комсомольскую правду» и смотрели государственные телеканалы. И тем утром оказалось, что их картина мира была ближе к реальности, чем моя. В общем, то утро произвело на меня очень сильное впечатление.

http://slon.ru/russia/mozhet_li_rossiya_vvesti_voyska_v_krym-1060901.xhtml
банан

К 70-летию высылки чеченцев

Сказать, что в 1944 году советское командование совершило преступление против человечности — по современным меркам это примерно то же самое, что выйти на площадь с плакатом «Я Шендерович». Сказать, что маршал Берия был прав во всем — генерал Кадыров не поймет. Безвыходная ситуация.
И я не иронизирую — ситуация действительно безвыходная в том смысле, что любое политкорректное высказывание о войне в рамках принятых сегодня в России правил будет заведомо лицемерным, потому что самым страшным признанием будет вот такое: да, разумеется, победа 1945 года не состоялась бы без заградотрядов, войск НКВД, гулаговских лагерей, СМЕРШа, пыток, расстрелов, депортаций и лично маршала Советского Союза Лаврентия Павловича Берии. Что из этого следует — другой вопрос, цена победы едва ли поддается объективному вычислению. Формулировки «да, победа стоила того» и «нет, она того не стоила» на современном русском языке прозвучат одинаково дико, поэтому лучше об этом вообще не говорить и не думать. Вот, кстати, у всех есть знакомые ветераны. Есть ли среди них такие, кто говорил: «Да, я служил в заградотряде», «Да, я служил в НКВД»?

http://svpressa.ru/blogs/article/82635/
Tsar

Своего рода посвящение Даниилу Гранину

— Я знала Виктора Шендеровича, — скажет старенькая Кристина. — Это был очень талантливый и очень порядочный человек. Бывало, соберемся мы — я, он, Валера Гергиев, Леша Навальный, и Виктор Анатольевич скажет мне: ах Кристиночка.
В студии аплодисменты.
— Я тоже помню Навального, — скажет старенький Коробков-Землянский. — Однажды он позвонил мне и сказал — Одни мы с тобой в России честные люди, Антон.
Снова аплодисменты. Ведущий дождется, пока студия успокоится, и скажет, с нежностью глядя на стариков:
— Пожалуйста, дайте какой-нибудь мудрый совет нашему поколению?
И Кристина Потупчик ответит:
— Главное — жить по совести.
И Антон Коробков-Землянский скажет:
— Важнее всего всегда оставаться человеком.
Передача закончится, камеру выключат, а люди в студии все еще будут аплодировать им стоя — этим двум мощным старикам, пережившим этот бурный и страшный двадцать первый век.

http://svpressa.ru/society/article/82169/
Tsar

Написал про Роднину

Про Ирину Роднину миллион лет уже все известно и понятно. Лейк-Плэсид, последняя ее Олимпиада, — это тридцать четыре года назад, а последующие тридцать четыре года, от работы в ЦК ВЛКСМ до нынешнего депутатства, при самом беглом взгляде дают исчерпывающее представление и о человеческих, и о политических, и о каких угодно качествах Родниной; ну, вот такая она, и никуда от этого не деться, почему-то из самых выдающихся людей советской эпохи в постсоветскую всегда получается очередной Иосиф Кобзон, других вариантов нет. Это вообще тема для отдельного «художественного исследования» — почему они такие. Гагарин, Высоцкий, да много кто еще — скажу страшную вещь, но их, если бы они не умерли, гораздо проще представить единороссовскими депутатами, попечителями сомнительных фондов и друзьями сомнительных бизнесменов, нежели русскими Махатмами Ганди и Вацлавами Гавелами. Было бы странно, если бы Роднина оказалась исключением. Было бы странно, если бы она протестовала против «закона Димы Яковлева», подписывала воззвания в защиту болотных узников и спасала бы Химкинский лес. Таким людям, как Ирина Роднина, положено быть единороссами во всех смыслах, вот так устроена Россия еще с девяностых, и в этом совсем не Роднина виновата. Собственно, Третьяк и Роднина, зажигающие олимпийский огонь — это едва ли не самая стилистически безупречная деталь церемонии открытия в Сочи. Двое супергероев позапрошлой эпохи, сменившее свое супергеройство на пошлый компромисс — это и есть настоящие герои постсоветской России, и именно в таких людях и воплощена та связь между советским прошлым и путинским настоящим, именно на них все в значительной мере и держится. По поводу девочки, летавшей над сочинским стадионом, еще можно спорить — девочка все-таки на порядок более невинна, чем путинская Россия. Роднина и Третьяк путинской России адекватны абсолютно, они и есть путинская Россия.

http://svpressa.ru/society/article/82114/
Tsar

Написал про Рыжкова

Клуб, в котором уже черт знает какой год заседают Сергей Митрохин с Леонидом Гозманом, очевидно, на наших глазах пополняется Владимиром Рыжковым. Дальше Рыжков будет регистрировать свою новую партию, бывшие его товарищи из ПАРНАС будут сначала вполголоса, а потом уже не стесняясь обвинять его в предательстве и работе на Кремль, и со стороны все будет выглядеть так, что оппозиция опять раскололась и перессорилась между собой, а Кремль одержал очередную важную победу.
Все при этом знают, что любая российская партия – это лидер, печать, минюстовские документы и несколько аппаратчиков, обеспечивающих сохранность документов и печати (у Владимира Рыжкова таким аппаратчиком работает его помощник Владимир Копцев, подавший документы на регистрацию новой партии Рыжкова еще до того, как Рыжков вышел из РПР-ПАРНАС). Списки виртуальных членов партии не более чем формальное приложение к лидеру и партийной печати, и эта формула в равной мере верна для любой российской партии – от «Единой России» до переименовываемого ныне «Народного альянса». Партийная жизнь в России – это абсолютное фэнтези, то, что существует только в воображении преданных поклонников жанра. Выражение «старые республиканцы», которым Владимир Рыжков называет своих сторонников, звучит как анекдот именно потому, что всем ясно: этих людей просто не существует, они выдуманы, их нет. Российские партии – это даже не биткойны, это просто раскрашенный воздух; тот, кто всерьез рассуждает о перспективах партийного строительства, скорее всего, просто в доле.

http://slon.ru/russia/vladimir_ryzhkov_eto_dazhe_ne_bitkoin-1054659.xhtml
Tsar

Свежий я

Я думаю, что путинская духовно-административная политика настолько отвратительна примерно по той же причине, по которой нормальному человеку не приходит в голову спорить с полицейским о смысле жизни или исповедоваться кассиру в супермаркете. Путин конструирует свои духовные скрепы, как будто он, Путин, завоевал такое право многолетней национально-освободительной борьбой. Как будто он устроил революцию, повел за собой народ и победил. Как будто он Кромвель, Ленин или Махатма Ганди. Как будто история выбрала его, именно его, на эту роль — объяснить русским, что для нас свято, что незыблемо, что неприкосновенно.
И основная проблема как раз и заключается в том, что Путина выбрала не история, а трое или четверо физических лиц в 1999 году, более того — те физические лица оказались у власти в России в результате череды случайностей, а вовсе не потому, что их на это уполномочили хотя бы всенародные выборы или, как когда-то большевиков, революция и тонны пролитой крови. Власть, установившаяся в постсоветской России после того, как российская демократия погибла под натиском номенклатурного реванша (такое описание представляется мне исчерпывающим), ни разу не проходила через сколько-нибудь объективную проверку ее легитимности. Группировка, сместившая Горбачева в декабре 1991 года, уже много лет самовоспроизводится, устраивает потешные выборы, подсовывает преемников и наследников, меняет лозунги и знамена, и тратит едва ли не все свои силы только на то, чтобы удержаться у власти как можно дольше. Удержаться у власти — это ведь даже похвальное стремление, да и получается у них очень неплохо, и легко представить даже, что они так и будут править Россией и через десять, и через двадцать, и через сорок лет. Но и в этом случае права навязывать гражданам какие угодно ценности у этих людей не будет. Искусственный язык, создаваемый ими, никогда не превратится даже в эсперанто, и любое слово, произносимое ими на этом языке, обязательно прозвучит как матерная брань, а любое табу, изобретаемое ими, никогда не станет сакральнее таблички «По газонам не ходить», даже если газон постелен поверх старого советского кладбища.

http://svpressa.ru/society/article/81726/