Tsar

Свежий я

Оценивая историю Южной Африки, многие в России смотрят на нее с позиции белых колонизаторов как минимум сорокалетней давности. Почему-то никто в России не хочет оценивать южноафриканскую историю с позиций черного большинства, а ведь с его точки зрения Мандела — безусловный герой. Судьба русских в России в ХХ веке местами очень похожа на судьбу черных южноафриканцев, русские и голодали так же, и работали, и жили черт знает в чем, но мы почему-то гоним от себя это сравнение, нам приятнее идентифицировать себя с белыми, которые пересаживали сердца и играли в регби. Поэтому Манделу мы не любим.

И это даже в какой-то мере объяснимо, у нас ведь даже на историю России очень популярен взгляд с позиции как минимум чекистов, а то и персонально Сталина — «принял с сохой, оставил с атомной бомбой». Мы гордимся победой сорок пятого года, по умолчанию ставя знак равенства между собой сегодняшними и участниками парада Победы на Красной площади, которых, как бы красивы они ни были, было все-таки несопоставимо меньше, чем даже не населения лагерного архипелага, а обычных трущобных людей из переживших войну русских городов и деревень, тех, для кого торжество парадов конвертировалось или в послевоенный голод, или в те же лагеря или во что-нибудь еще нехорошее. В одной и той же стране в одно и то же время запускали в космос Гагарина, Титова и Терешкову и давили танками русских рабочих в Новочеркасске. Мы гордимся космонавтами, идентифицируем себя с ними, о Новочеркасске мы просто не думаем, нет его в нашей картине мира и не было никогда. Солженицын напрасно советовал смотреть на памятник Юрию Долгорукому как на памятник восстанию в Кенгирском лагере. Мы не хотим видеть себя в людях, которых убивали в Кенгире — нам приятнее быть наследниками чужих империй.

http://svpressa.ru/society/article/81032/

http://svpressa.ru/society/article/80901/ - и предыдущее из полемики с нацболами.
Tsar

Свежий

И если Путин упрямо продолжает говорить об уголовном наказании для геев в США и о партии педофилов в Голландии – значит, его вера в несуществующие вещи каждый раз оказывается сильнее фактов.
Путин, живущий в, по крайней мере, частично выдуманном мире, выглядит все-таки достовернее того Путина, который только и думает о том, какую бы еще гайку закрутить. Зачем ему гайки? Он видит в зеркале выдающегося исторического деятеля, для которого даже поднятие России с колен – давно пройденный этап. Он видит в зеркале человека, бросающего вызов тем угрозам, с которыми не справился изнеженный Запад. Человека, спасшего мир от сирийской войны. Человека, превратившего Россию в последний оплот традиционных (тех, которых в самой Европе давно нет) европейских ценностей. Вечного «человека года» во всех влиятельных газетах и журналах планеты. Если Олимпиада пройдет без чрезвычайных происшествий, это станет для него поводом видеть себя еще и человеком, вошедшим в историю мирового спорта, – недаром на вопрос китайского журналиста о том, чем он хочет заниматься на пенсии, Путин ответил, что если он выйдет на пенсию (если!), то будет играть в хоккей в любительской лиге. Покажите, куда между хоккеем и традиционными ценностями можно впихнуть закручивание гаек так, чтобы оно не было лишним в ряду монументальных, ориентированных на вечность мотиваций?

http://slon.ru/russia/chto_budet_posle_olimpiady-1045135.xhtml

http://svpressa.ru/society/article/80648/ - и если кто пропустил предыдущего.
Tsar

Свежий

Кто-то потешался над очередью к Храму Христа Спасителя и выставленным в этом храме дарам волхвов. Кто-то возмущался, что потешаться над такими вещами нельзя. Вышедший из тюрьмы учитель Фарбер топтал ногами военторговские звездочки для погон, а как раз Ульяна Скойбеда писала в ответ, что звездочки топтать нельзя. Знаменитый Иван Охлобыстин призывал бороться с геями, и по этому поводу тоже шли какие-то споры.
Любая процедура, совершаемая чаще, чем один раз на памяти одного поколения, превращается в обыденность. Процедура, совершаемая трижды в неделю или чаще, превращается вообще черт знает во что, даже не в обыденность, а в то, чего просто уже не замечаешь. Невозможно трижды в неделю испытывать возмущение по одному и тому же поводу, это противоречит природе человека. Сакральность, споры о которой обыденны — это уже не сакральность. В ежедневных спорах о святынях не слышно ничего, кроме привычки и усталости. Просыпается Охлобыстин — девять часов утра, время бороться с геями. Просыпается Красовский — время бороться с Охлобыстиным. Диакон Кураев слепым десятипальцевым методом пишет новый пост в своем блоге. Потом просыпается Скойбеда и вместо утренней гимнастики имитирует обиду за своего полковника папу.

http://svpressa.ru/society/article/80551/

http://slon.ru/russia/10_deystviy_kotorye_nuzhno_sdelat_putinu_chtoby_popast_v_istoriyu_khoroshim_parnem-1042197.xhtml - и если кто пропустил в понедельник; читатели говорят, что это наглый ультиматум белоленточников.
Tsar

По классической анкете

Человек года: Шаргунов.
Группа года: Черт знает какой год подряд - Аквариум, Аквариум. Но когда будет не Аквариум, я честно об этом сообщу, обещаю.
Песня года: В последние недели года в чарт ворвалась Паулина Андреева с песней "Оттепель" и всех прогнала. Спасибо, Паулина.
Программа ТВ: Соответственно, первоканальные сериалы - прежде всего, разумеется, "Оттепель", но также и "Крик совы", и Соломон Волков с Евтушенко.
Программа радио: Михаил Казиник, Музыка, которая вернулась (это про забытых композиторов типа Ивана Хандошкина на радио Орфей, Казиник очень крутой).
Сайт года: http://sputnikipogrom.com и http://colta.ru
Концерт года: Аквариум в Арене-Москва в декабре, Боб Дилан в Арене-Женева в ноябре.
Разочарование года: К 33 годам дожил до конформистского ощущения, что о разочарованиях необязательно рассказывать всему миру. Но оно есть; оно не Навальный, если что.
Политическое событие года: 20-летие событий октября 1993 года. Все остальные политические события - не более чем следствие указа 1400 и танков, а общественное мнение по поводу 1993 года (не такое упыриное, как еще пять лет назад, но все равно очень удручающее) - залог той стабильности, которую мы ненавидим.
Фильм года: Великий Гэтсби.
Книга года: Сел читать "Телурию", тем же вечером зачем-то взял в руки томик Лескова, открыл "На ножах", "Телурию" в итоге не дочитал. Вообще писатель Лесков - мое персональное открытие года. Также рад двум издательским акциям Захара Прилепина - с Мариенгофом и Леоновым.
Газета года: Лента.ру.
Напиток года: Кока-колы в этом году употребил несопоставимо больше, чем чего бы то ни было еще. Алкоголя в этом году было несопоставимо меньше, чем в любом предыдущем году этого века.
Ощущение года: Чувствую себя счастливым человеком.
Общепит года: В Москве - Ватрушка, в Женеве - очевидно, Кафе дю сентр в том смысле, что самое центральное и самое туристическое (и там одни русские) место, но именно в него почти каждый раз веду гостей, прежде всего потому, что открыто всегда (остальные места, как правило, закрыты между обедом и ужином).
Экстрим года: Исполнение песни "Все идет по плану" на митинге 6 мая; вообще весь тот день.
Слух года: Мой переезд в Швейцарию сопровождался всякими слухами.
Политик года: Путин.
Журнал года: Афиша.
Путешествие года: В Киров на приговор Навальному через Стамбул и Казань. А так этот год сам по себе весь был путешествие. Вот декабрь - Россия, Хорватия, Австрия, и завтра еще две страны до конца года. Вообще очень нравится такое.
Редактор года: Андрей Горянов, Глеб Морев и Сергей Шаргунов.
Текст года (мой): https://www.ozon.ru/context/detail/id/23876918/ - 184 рубля и он ваш.
Текст года (не мой): практически все тексты Просвирнина, Герасименко о кредитах, Егор Мостовщиков о Большом театре. Письмо Толоконниковой из тюрьмы. Со знаком минус - практически вся Скойбеда и Ревзин о Собянине.
Фотограф года: Единственный фотограф, с которым в этом году я работал - Юлия Рыженко, которая на самом деле даже не фотограф, но это не имеет значения.
Неудача года: Вот как-то вообще ничего не приходит в голову. Координационный совет? (смайл)
Надежда года: Русский народ.
Tsar

Почитайте свежего меня

Я настаиваю на том, что именно она и именно в роли журналиста номер один абсолютно адекватна тому состоянию, в котором находится сегодня страна.
Я бы не хотел, чтобы в моем голосе звучали сейчас издевательские нотки, чужой успех - это вообще не лучший повод для издевательств, а то, что мне приходится еще и сопровождать свои слова такими странными пояснениями, свидетельствует, прежде всего, о том кризисе иерархий, который уже не первый год переживает путинская Россия. Собственно, только о Путине сегодня можно сказать, что он в России политик номер один, но и этому определению грош цена, потому что сам Путин на днях, отвечая на вопрос о политике номер два, растерялся и стал зачем-то вспоминать лидеров парламентских фракций, как будто их имена в России хоть для кого-то что-то значат (а если нет политика номер два, откуда же мы узнаем, кто политик номер один?). Так же устроена любая другая сфера русской жизни. У нас нет общепризнанного главного писателя, главного кинорежиссера, главной газеты, главного эстрадного певца. Мы завидуем украинцам, выходящим на митинги с национальным флагом и поющим всей площадью свой гимн - у нас даже флаг и гимн относятся к спорным категориям, а о вещах менее значимых не стоит и говорить - любой титул, любой статус в России почему-то не может быть общепризнанным. Даже смерть генерала Калашникова стала, прежде всего, поводом для новой волны споров о том, сам ли он сконструировал знаменитый автомат. А ведь это Калашников, человек из старых еще времен, а сейчас в России, кажется, люди сразу уже и рождаются спорными, неоднозначными, а иногда и одиозными фигурами.
Подводя итоги года, хочется нарушить это дурное правило и провозгласить Ксению Собчак главным журналистом России, зафиксировать за ней этот статус.

http://svpressa.ru/t/79730/
Tsar

Про Ходорковского написал

Как это все могло выглядеть, чтобы никто не удивился? Пункт первый и, может быть, даже единственный: Россия без Путина.
Какая угодно любая новая власть – верная идеалам зрелого путинизма, или тихо подвергающая их ревизии, или, наоборот, с грохотом их ниспровергающая, это не имеет вообще никакого значения, – любая новая власть в любой послепутинской России торжественно или тихо открыла бы перед Ходорковским ворота тюрьмы – все, мол, мы тут ни при чем, это у Путина было личное и важное, а нам-то что. Чтобы освобождение Ходорковского никого не удивило, оно должно было произойти только в России без Путина, а как произошло на самом деле – видели все. Это, вероятно, единственный бесспорный эпизод во всем сюжете с освобождением – бесспорность заключается в том, что никто не ожидал и не мог даже нафантазировать именно такого. Чтобы Германия, «тайные дипломатические каналы», Ганс Дитрих Геншер с присущим ему Александром Раром, вертолеты и самолеты и, главное, Путин, который – и это все-таки главная настоящая сенсация последних дней – оказался способен сосуществовать в одном мире с Ходорковским, находящимся не в тюрьме. Все остальное, даже Александр Рар, не более чем производные именно от этой сенсации. «Третье дело» Ходорковского, о котором как раз в последние недели говорили как о неотвратимой перспективе ближайшего года, без видимых причин отправилось куда-то в непонятную даль за Людмилой Путиной. «Так надо». В реальности, данной нам в ощущениях, образовался вдруг внушительный провал. Это, знаете, как выходишь утром из дома, а на улице на каком-нибудь привычном месте – на месте, например, трамвайной остановки обнаруживаешь большую яму, то есть, видимо, ночью остановка в эту яму провалилась, и больше ее нет.

http://slon.ru/russia/kashin_o_khodore-1037504.xhtml
Tsar

Написал про деньги для Украины

Я на прошлой неделе как раз в «Свободной прессе» пытался шутить о том, что если восточная (на всю мне фантазии не хватило) Украина отойдет к России, то бюджетные, культурные и политические отношения у Москвы с украинскими регионами сложатся примерно так же, как складываются теперь с кадыровской Чечней — «мы вас любим, очень любим, очень-очень, кстати, мы тут мечеть хотим построить, и небоскреб еще».
Но, фантазируя на эту тему, я все-таки был, как теперь ясно, излишне доброжелателен к Владимиру Путину. В моей фантазии он платил миллиарды за российский флаг над харьковским облсоветом, за российский парад в Донецке, за голоса луганских избирателей, в конце концов. Моей фантазии не хватило, чтобы представить, что Путин заплатит просто ни за что, то есть вообще ни за что. За то, что Янукович какое-то время (максимум — до своего проигрыша на выборах 2015 года) будет ему улыбаться, и больше ничего. Когда президент Кличко или как там его будут звать, подпишет это культовое соглашение с Евросоюзом, Россия будет сначала долго ныть о многомиллиардном долге, а потом под давлением, скажем, Германии, согласится его Украине списать. Фильм «Особенности национальной геополитики» про егеря Кузьмича, там еще в конце все напьются и будут купаться голыми.

http://svpressa.ru/society/article/79345/
Tsar

А почитайте свежего меня

Будут нервно шутить, называть Киселева «наш упырь» или еще как-нибудь, но из каждой сотни сотрудников нынешнего РИА пусть даже половина напишет на имя «нашего упыря» заявление о приеме на работу во вновь организуемое агентство, и на таком фоне даже если вторая половина станет хлопать дверью и скандалить, все равно заявления о приеме на работу перевесят. Уже сейчас понятно, что, несмотря на все разговоры о сотнях журналистов, отданных на растерзание Дмитрию Киселеву, есть только один реальный пострадавший, вернее, пострадавшая от ликвидации РИА – это Светлана Миронюк, дальнейшая судьба которой несопоставимо более туманна, чем судьба любого из корреспондентов «Прайма», которые, даже задавая Киселеву самые острые вопросы, уже вступили с ним в отношения как со своим законным новым начальником (черт возьми, это же Киселев, тот самый – хоть бы посвистели ему, что ли. Нет, стоят такие вежливые, вопросы задают, разговаривают с ним – то есть приняли уже, всё).

http://slon.ru/russia/zakon_beskonechnosti_pochemu_vse_prilichnye_lyudi_nikogda_ne_otvernutsya_ot_putina-1034448.xhtml


И кто пропустил - про распад Украины: http://svpressa.ru/society/article/79072/
Tsar

Завтра Солженицыну 95 лет

В системе отношений постсоветской интеллигенции с окружающей реальностью Солженицын оказался объективно лишним, и посмертную его судьбу вполне можно считать более трагической, чем привычные и общеизвестные биографические эпизоды, включая лагерь, ссылку и изгнание. Главным общенациональным классиком он мог бы быть в стране, пережившей десоветизацию и строительство нового государства, отрефлексировавшей всю свою историю, оплакавшей убитых и воспевшей героев, а этого ничего не случилось, и в результате — классик есть, а страны для него нет. Если изъять Солженицына из постсоветской истории России, она не изменится никак. Путин обошелся бы цитатами из философа Ильина, сериал с Евгением Мироновым сняли бы по какой-нибудь другой книге, Сурков, пугая аудиторию нацболами, ссылался бы на кого-то еще. Ну да, и слова «неполживость» бы тоже не было, но ведь невелика потеря.

http://www.colta.ru/articles/literature/1481

http://svpressa.ru/society/article/78844/ - а это коротко о приходе Киселева в РИА.
Tsar

А полистайте свежего меня

Уничтожение киевского памятника Ленину – безумие и вандализм, но только благодаря жлобам с кувалдой, которые за считаные минуты превратили произведение Сергея Меркурова в гору гранитных обломков. Россия совсем не Украина, но у нашей страны есть интересная склонность перенимать самые прискорбные черты любых других стран, игнорируя при этом то, что стоило бы перенять на самом деле. Иными словами, революции у нас, скорее всего, не будет вообще никогда, но при этом какие-нибудь памятники хотя бы в Москве обязательно будут снесены еще при жизни нашего поколения. Осталось понять, какие именно.
В помощь будущим вандалам мы составили краткий путеводитель по основным памятникам центра Москвы и проанализировали их перспективы с точки зрения любых политических перемен в России.

http://slon.ru/russia/putevoditel_dlya_budushchikh_vandalov-1031148.xhtml


http://www.colta.ru/articles/media/1408 - и заодно моя рецензия на "Оттепель", если кто пропустил.