Олег Кашин (kashin) wrote,
Олег Кашин
kashin

Category:

К предыдущему

Обещал рассказать подробности; действительно интересная история.
Позавчера вечером мы с Прилепиным и нацболом Шамазовым пошли пить пиво. Попили пива, считаемся уже, тут Шамазову звонят - звонит вот этот нацбол Староверов, которого только что выпустили и СИЗО, где он просидел три дня; он пришел домой, не успел отдышаться, а в квартиру уже снова ломится УБОП (точнее - бывший УБОП, теперь - отдел по борьбе с экстремизмом или что-то в этом роде). Выключили свет в квартире, ломятся в дверь. Прилепин и Шамазов поехали, меня тоже взяли с собой.
Живет этот Староверов в каких-то ужасных ебенях (улица адмирала Васюнина; превед, llya). Приезжаем к нему, на площадке суета какая-то, несколько мужчин и одна баба наших лет, но такая сугубо дегенеративная - как будто бы ее папа пил, мама пила, дедушка пил, бабушка пила, а прадедушка и прабабушка были неандертальцами. Вот не преувеличиваю - именно такое лицо и манера говорить. Хотели пройти к квартире, а там такой толстый мужик стоял (потом оказалось - некий полковник Грачев из УБОПа), он стал толкаться, и Шамазов тоже стал толкаться (за что и посажен теперь на пять суток.
Потом как-то успокоилось все стали выяснять, что происходит. У следовательницы с собой - предписание от суда на осмотр квартиры Староверова на предмет запрещенной литературы или вот той растяжки "Путин - вонъ". Староверов не открывает, полковник ругается и обещает вызвать МЧС, чтобы ломать дверь. И на Шамазова тоже ругается и грозит вызвать подкрепление - подкрепление приехало, такие пэпээсники вполне похуистические, они Шамазова и забрали, мы с Прилепиным там остались вдвоем.
Потом приехали родители этого Староверова - квартира им принадлежит. Полковник говорит староверовскому папе - попросите, мол, сына открыть дверь, я даю честное слово, что мы только посмотрим и все, забирать не будем. Папа говорит - Ха, честное слово? Вы же в 91 году нарушили присягу, не защитили Советский Союз. Потом, когда Ельцина выбирали, еще раз предали родину. Какое у вас может быть честное слово?
И дальше еще говорит - А его вы не боитесь? - и пальцем вверх показывает. Говорит: Накажет ведь.
Полковник молчит.
Папа Староверова, кстати, вполне статусный чувак, был гендиректором завода "Нижфарм", сейчас пенсионер, но на заводе каким-то департаментом еще руководит. Полковник ему говорит - Вы знаете, я, наверное, завтра к вам на работу приду, надо мне с вами поговорить. Папа отвечает - Ха, испугал, на работу! Да приходи, мне-то что. Полковник опять замолчал.
Дальше приехало МЧС, полковник говорит - Ломайте дверь. МЧСники отвечают - А вы уверены, что он там? Часто же бывает так - все думают, человек дома, а он не дома. Может, его в больницу отвезли, может, еще что. Так что давайте взвесим все, прежде чем ломать.
Тут надо сказать, что Прилепина милиционеры откровенно побаиваются и к нему прислушиваются, и это так бросается в глаза, что они даже оправдываются - ну как же, мол, он же сам бывший омоновец, уважуха. И, собственно, Прилепин и предложил компромисс - типа он уговаривает Староверова открыть дверь, но в квартиру войдут только родители, следовательница и какой-нибудь (ни в коем случае не полковник) малозначительный милиционер. А остальные все спустятся вниз и будут ждать, пока все кончится.
Все с этим согласились, и сам Староверов тоже согласился, плюс еще понятая (девушка Наташа, живет этажом выше) и следовательница настояла, чтобы был участковый. Вызвали участкового, но он как-то долго шел, поэтому начали без него.
Прежде чем заходить в квартиру, следовательница, хоть и дегенератка, побрызгала сее в рот освежителем из флакончика. Обожаю такие детали - их же придумать невозможно.
И вот мы все спустились вниз. Милицейское начальство село в свой джип, ждут, а мы с Прилепиным стоим в подъезде внизу. В какой-то момент к нам вышел старший по подъезду (я спросил - Вы старший по подъезду? Он отвечает так важно - У нас не подъезд, у нас дом!) внешностью типа Бунши из известного фильма, пожилой. Стал говорить, как его заебал этот Староверов, лезет в политику, хотя надо просто жить и работать. Говорит: и когда мы собираем деньги на ремонт там, или на уборку, Староверов всегда против. А все почему? - Почему? - спрашиваю. А потому, говорит старший по дому, что он в обществе не уживается.
Потом еще говорит - И вы то бросьте в подъезде торчать! Сколько можно - то бомжи, то наркоманы, то вы. Я вон тут недавно двух наркоманов обезвредил. У меня, говорит, есть право их обезвреживать! Спрашиваем - а как обезвредили? - Ну как, ноль-два вызвал. Сам-то я и убить могу, поэтому и вызвал ноль-два.
Явный такой ветеран Чеки. Я спрашиваю - А вы до пенсии где работали? Он тоже важно так: А я и сейчас работаю. Я ученый, профессор. Между прочим, в области нанотехнологий!
Потоптался еще и ушел спать.
Потом Прилепин пошел наверх зачем-то, я внизу один стою, пришел участковый, и я пошел тоже наверх - показать, куда идти. В квартиру участкового не пустили, он потоптался, у нас спрашивает так растерянно - Ну так что, идти мне? - Да, говорим, идите. Опустили его домой.
Потом еще через какое-то время спускается сверху баба в бигудях - мама понятой. Что проиходит? Где моя дочка? - показали мы ей квартиру, она стучится, никто не открывает. Тогда она ногой в тапке со всей дури начинает дубасить в железную дверь - Доченька, что они с тобой там делают? Выходи немедленно!
Ночь уже, тихо кругом, а она по двери ногой колотит. Бум-бум-бум. Снизу из машины опер пришел - ему позвонила следовательница, думала, это Прилепин провокацию устроил. Опер спрашивает - Что происходит? А эта тетка на него начинает орать - я, мол, тебе покажу, что происходит! У меня друганы - прокурор области, полковники и генералы. Чо, позвонить моим мальчикам? Сейчас Аркаша приедет, ох какой у моего Аркаши автомат! Уже дочка из-за двери орет - мама, мол, не позорь меня, иди домой, я скоро. Мама в ответ снова ногой в дверь - не скоро, а немедленно!
Потом говорит оперу - А чего вы это на меня так смотрите? Это, наверно, потому что я в халате? Так я вам сейчас шубу свою покажу норковую до пят и брильянты. И пошла в лифт - видимо, за шубой поехала. Двери лифта закрываются, лифт застревает.
Тут мы уже все в голос начинаем смеяться.
Вылезает из лифта, опер ей так испуганно - Это не мы лифт отключили, не думайте.
Пошла домой по лестнице, потом натурально вернулась в шубе. Действительно до пят.
Тут я уже спать ушел, а кончилось все тем,что у Староверова опять изъяли компьютер. По разным оценкам, это то ли третий, то ли пятый компьютер, который у него изымают.

Такая вот история. Могу ошибаться, но большая часть опереточности (кроме старшего по дому и бабы в бигудях) - это потому что убоповцы стеснялись европейски известного писателя Прилепина и меня, московской прессы (а я, когда к соседям поссать ходил, полковник Прилепина спросил - А это что за человек? И Прилепин ему меня расписал - знаменитый, мол, журналист из Москвы, пишет про нацболов и т.п.; полковник потом у меня спрашивал - ну как, мол, честно про нас напишете?). То есть своих Червочкиных в Нижнем, кажется, нет только потому, что боятся Прилепина. Хотя могу ошибаться, конечно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →