January 23rd, 2014

Tsar

Свежий я

Оценивая историю Южной Африки, многие в России смотрят на нее с позиции белых колонизаторов как минимум сорокалетней давности. Почему-то никто в России не хочет оценивать южноафриканскую историю с позиций черного большинства, а ведь с его точки зрения Мандела — безусловный герой. Судьба русских в России в ХХ веке местами очень похожа на судьбу черных южноафриканцев, русские и голодали так же, и работали, и жили черт знает в чем, но мы почему-то гоним от себя это сравнение, нам приятнее идентифицировать себя с белыми, которые пересаживали сердца и играли в регби. Поэтому Манделу мы не любим.

И это даже в какой-то мере объяснимо, у нас ведь даже на историю России очень популярен взгляд с позиции как минимум чекистов, а то и персонально Сталина — «принял с сохой, оставил с атомной бомбой». Мы гордимся победой сорок пятого года, по умолчанию ставя знак равенства между собой сегодняшними и участниками парада Победы на Красной площади, которых, как бы красивы они ни были, было все-таки несопоставимо меньше, чем даже не населения лагерного архипелага, а обычных трущобных людей из переживших войну русских городов и деревень, тех, для кого торжество парадов конвертировалось или в послевоенный голод, или в те же лагеря или во что-нибудь еще нехорошее. В одной и той же стране в одно и то же время запускали в космос Гагарина, Титова и Терешкову и давили танками русских рабочих в Новочеркасске. Мы гордимся космонавтами, идентифицируем себя с ними, о Новочеркасске мы просто не думаем, нет его в нашей картине мира и не было никогда. Солженицын напрасно советовал смотреть на памятник Юрию Долгорукому как на памятник восстанию в Кенгирском лагере. Мы не хотим видеть себя в людях, которых убивали в Кенгире — нам приятнее быть наследниками чужих империй.

http://svpressa.ru/society/article/81032/

http://svpressa.ru/society/article/80901/ - и предыдущее из полемики с нацболами.