May 14th, 2012

Tsar

Текст дня

32.93 КБ
Юлия Латынина в белых шортах и кроссовках, похожая на английскую трекершу в Катманду, раздает автографы и излучает нехарактерный для себя оптимизм: «Пока это все так приятно происходит, кровавая революция подождет». Бабушка в платке, впрочем, не согласна: «У меня телефон украли! Я подхожу к милиционеру и говорю: «У нас, товарищ, Латинская Америка! Телефон украли, провод оставили один».
Юноша в кожаной куртке обращается к подруге, которая несет в руках букет ландышей: «Красивые девушки не любят спать в мешке на бульваре, а у еврейских юношей стало слишком мало времени на катание в автозаках. И знаешь, что самое обидное? То, что через 500 лет, если человеческая цивилизация еще будет существовать, для людей не будет никакой разницы — революция 1917 года или 2017-го. Напишут в учебниках просто — в этот период в России произошло несколько революций». Один подросток мечтательно говорит другому: «Прикинь, сейчас бы все СИЗО выпустить. Приходим на Чистые, а там Навальный». Молодая мама-оппозиционер объясняет сыну лет пяти: «Крошка, я коплю-коплю тебе на велосипед, а все никак».

http://www.afisha.ru/article/kontrolnaya-progulka-eto-nash-gorod/

Елена Ванина, Екатерина Дементьева, Алевтина Елсукова в "Афише"; а моя заметка - в ближайшие часы в Ъ, не пропустите.
Tsar

И вот что я написал про прогулку

97.84 КБ
Это был наименее продуманный момент прогулки: никто не объяснил, чем она должна закончиться — хоть митингом, хоть автограф-сессией. В итоге дальше по Чистопрудному бульвару догадалась пойти примерно треть всех участников прогулки. Но и те, кто пошел к лагерю у памятника Абаю, не обнаружили там никакого логического завершения прогулки. Лагерь жил своей жизнью, ел бутерброды и пел под гитару песни группы "Ноль". Дмитрий Гудков и Сергей Пархоменко встали на возвышении у памятника, где уже стоял руководитель лагеря Илья Яшин, и господин Пархоменко произнес небольшую речь о том, что до сих пор, чтобы пройти по Москве, нужно было вести переговоры с мэрией, что-то согласовывать, "как будто так и надо, а так не надо". "Мы поступили по закону, и у нас получилось. Сегодня закон в России восстановлен!" — сказал Сергей Пархоменко. Ему зааплодировали, и в этот же момент из толпы в людей, стоящих перед памятником, полетел помидор, а потом еще один — оба в постамент. "Разберитесь с метателем помидора, он опять не попал! — кричал господин Пархоменко и, уже обращаясь к бросавшему: — А яйца у тебя есть? Нет у тебя яиц!" "Только без насилия, только без насилия!" — просил Дмитрий Гудков активистов, которые уже поймали провокатора и пришли к выводу, что это "нашист". Вывод был ошибочным, просто уже выросло поколение активистов, которые не помнят лидера группировки радикальных поклонников Сталина "Красный блицкриг" Андрея Морозова по прозвищу Бойцовый Кот Мурз. В 2005 году, когда Илья Яшин был лидером "Молодежного Яблока", во время очередного антипутинского митинга Мурз впервые бросил помидор в господина Яшина. Прошло семь лет, Илья Яшин уже не в "Яблоке", а Мурз даже успел отсидеть два года в колонии за обстрел районного офиса "Единой России" из обреза, и вот годы спустя господин Морозов снова бросил помидор в господина Яшина и снова не попал. "Это мой старый друг, террорист Иван Помидоров",— в голосе господина Яшина можно было уловить сентиментальную нотку.

http://www.kommersant.ru/doc/1933377

Этот Мурз на меня самое сильное впечатление произвел - и даже шляпа та же, что и семь лет назад, это уметь надо.

http://another-kashin.livejournal.com/1569486.html - как это было тогда.

И дополнительная открытка всем интересующимся: Настроение участников действительно свидетельствовало, что это прогулка писателей и читателей. "Это прекрасный вечер еврейской поэзии! Тут столько талантливых людей из талантливых семей!" — восхищался главный редактор онлайн-издания "Спутник и погром", названного, по его мнению, двумя самыми известными в мире русскими словами, Егор Просвирнин.
Tsar

Статья называется "Гапончики"

Проблема заключается в том, что уличные активисты не одиноки. Есть как минимум две важные точки общественно-политической жизни, так или иначе служащие опорой протестного движения.
Первая точка — довольно мощный пул многих московских СМИ. (Нам приходилось уже писать об этом в статье «Истерически возвышенный постмодерн», см. № 2 за 2012 год.) Здесь и радиостанции, информационные сайты, газеты и по меньшей мере один телевизионный канал. В отношении уличных событий эти СМИ часто занимают однозначную и бескомпромиссную позицию, они на стороне протестующих, как бы те себя ни вели, они против «путинского режима». Они поддерживают всех, кто против власти, даже если эти персонажи сомнительны с политической или нравственной точки зрения, как, например, избранный недавно мэр Ярославля Евгений Урлашов. Они питают интернет-среду нужными сообщениями, трактовками и комментариями. СМИ из этого пула ведут пропагандистскую работу, не скрывая этого и нисколько не стесняясь. Более того, многие журналисты считают подобную работу своим гражданским долгом.
Вторая точка — целый ряд участников так называемого Открытого правительства, консультативного института, сформированного в конце прошлого года Дмитрием Медведевым. Не секрет, что многие «члены» этой организации, задающие в ней тон работы, сочувствуют протестным настроениям.

http://expert.ru/expert/2012/19/gaponchiki/

Проблема заключается в том, что уличные активисты не одиноки.
Tsar

Прекрасный все-таки журнал (к предыдущему)

Уже больше года политическую повестку дня в стране так или иначе задает оппозиция. При этом ее системная часть, например в лице деятелей КПРФ, умудряется нагло утверждать, что, дескать, смотрите, как все плохо: капитал утекает за границу. Так он что, остановится, что ли, в результате революции? Все заглотнули наживку в виде борьбы с коррупцией. Она стала главной темой всех политических дебатов. И она разъедает страну. Разъедает не коррупция, а именно тема. Никто не может спорить с тем, что с этим злом надо бороться. Но эта борьба не должна мешать другой, созидательной, деятельности. А мысль о том, что страна прогнила, усиленно внушаемая нам оппозицией всех мастей, не создает эмоциональных предпосылок для деятельности вообще.
Говорят, что капитал любит тишину. О тишине в России, конечно, можно только мечтать. Но к чему капитал точно не готов, так это к тому, чтобы, поддаваясь на мелкие нравственные уколы ненавидящих государство и саму страну людей, наблюдать за тем, как несистемные политики погружают страну в море лжи, глупости и провокаций.

http://expert.ru/expert/2012/19/chistyij-otvet-chistyim-prudam/