April 20th, 2010

Tsar

Митлук

49.72 КБ

Историк моды Александр Васильев купил себе новые колготы (фото Валерия Горохова).
Tsar

Для тех, кто не спит

Хотел написать пост в Ъ-блог, получилась такая большая (я даже жалею, что без редактора) программная телега:
Парфенову пятьдесят лет, и Парфенов бесспорный классик русского телевидения. А когда классик показывает публике свое новое произведение (не надо далеко ходить за примерами — буквально позавчера в Кремле показывали «Предстояние» Никиты Сергеевича Михалкова), он, конечно, рискует значительно сильнее, чем дебютант. Когда в фильме про Гоголя над Диканькой, Петербургом и Римом летала прозрачная голова Николая Васильевича, за Парфенова было даже неловко — ну, черт его знает, за такими спецэффектами я лучше в кино на «Аватар» пойду. А Гоголь был год назад, и за этот год Парфенов стал в еще большей мере классиком, и в принципе можно было ожидать, что фильм про Зворыкина окажется плохим.

http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1357533

Может показаться, что это рецензия, но это не рецензия; завтра в прайм-тайм продублирую.
Tsar

Самый человечный человек

Стыдно, чиновников с проблесковыми огнями у нас больше, чем во всей Европе. Но кто будет стыдиться? Одного человека я, кажется, знаю, видел. На днях по пути на работу мы с ним несколько раз друг друга обогнали. Оказывается, вице-премьер Сечин ездит за рулем сам. Без охраны и без машины сопровождения.

http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1349289

Виа Мальгин.
Tsar

Дублирую в прайм-тайм

Ночью написал много букв про фильм Парфенова, который будет сегодня по телевизору:
Это вообще бросается в глаза (может, ошибаюсь, но раньше вроде бы не бросалось) — как Парфенов балансирует между двумя аудиториями — первоканальной и той, на аплодисменты которой он, очевидно, хотел бы рассчитывать. Реверансы зрителям «Пусть говорят» в фильме выглядят иногда трогательно (вот старенький Зворыкин рассуждает о современном телевидении: и музыка на нем не та, и секса слишком много, и вообще как это можно показывать, ведь это дети смотрят; Сергей Юрьевич Беляков из Таганрога наверняка обратит на это внимание и посмеется над тем, что человек изобрел телевидение, а сам ведет себя как самый обычный телезритель), иногда не очень (сообщение о смерти верного зворыкинского слуги-негра иллюстрируют падающие на пол и разбивающиеся чашка с блюдцем — чтобы и самый глупый зритель понял: ага, мол, умер слуга, чашечку разбил). Реверансы же другой аудитории выглядят настолько завуалированными, что их даже фигой в кармане не назовешь, если и в кармане, то во внутреннем. Вот Парфенов показывает, как велик пропагандистский эффект телевидения: стоит перед телевизором, а еще один Парфенов с экрана выкрикивает лозунги — Да здравствует наша партия и наш великий вождь (тут по логике должно быть имя вождя, но вместо этого тот Парфенов, который стоит перед телевизором, говорит — «Ну и так далее»), которые ведут нас от победы к победе. Бьюсь об заклад — Парфенов гордится именно этим эпизодом. Бьюсь об заклад еще раз — Парфенову было неприятно, что на этот эпизод люди в зале не отреагировали вообще никак. Хоть бы кто-нибудь хихикнул — нет, никто не заметил. А телезрители и подавно не заметят.

http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1357533
Tsar

Про "Гуд бай любовь"

И вот выходит альбом Алсу 19, а там написано – Все равно. Слова – Александр Шевченко. Музыка – ИГОРЬ КРУТОЙ. Я, разумеется, охуеваю и ничего не понимаю. И в разговоре с Алсу как-то спрашиваю: слушай, а почему песня Крутого “Все равно” так похожа на песню Шевченко “Иногда”? Алсу удивляется – почему Крутого? Это же Шевченко песня. Я говорю – а на обложке написано, что Крутого. Алсу без всякой задней мысли (ей 19 лет было) отвечает: Не знаю, это Саша Шевченко “Все равно” написал. Ну вот такое было дело – мало ли, думал я, может у них там был какой-то встречный счет. Ну, у Крутого и Шевченко. Потому что популярная песня приносит солидный доход от авторских (разумеется, если вы или ваш представитель умеет правильно разговаривать с жуликами из авторских обществ типа РАО). Хотя с другой стороны, у Крутого тогда уже было столько денег, что одна лишняя популярная песня ему бы никакой погоды не сделала. Ну, может просто подарок какой.

Я, в общем, и забыл о той истории, если б не новая. Вот уже год крутится на радио отличная песня “Гудбай, любовь” в исполнении Юльки Савичевой. Каждый человек, который услышит эту песню сразу же скажет, что это песня Максима Фадеева. Просто классическая, эталонная песня Максима Фадеева – и звук, и мелодия, и лексика, использованная в тексте. Только Максим Фадеев может написать: “Я снова тихая, нервно тикая (!), между снами снова она как радиоволна унесет тебя в новый незнакомый гудбай любовь здравствуй новая я и без тебя это нечестно я же любила гудбай.” Потому что ни один нормальный человек такого текста никогда не напишет. Это текст пациента психиатрической клиники. У Максима Фадеева все такие.

http://mrparker.livejournal.com/9937821.html

Вот я тоже когда услышал, сразу подумал, что совершенно фадеевская песня; совсем охуели.