November 21st, 2009

Tsar

Он реально лох

Путина я больше не считаю нормальным мужиком. Он реально лох! Вот реально, для меня, по-мужицки, он – лох! Я хотел с ним просто по-мужски встретиться и нормально поговорить. Сейчас я уже ничего не хочу. Меня реально загнали в угол. Меня реально через телевизор не пускают к народу. Мне нечего боятся. Что мне Нургалиева боятся? У него сто человек охраны из ментов. Но они все должны быть так, что бы он их не видел. Если он хоть кого-то из них видит, он их сразу увольняет. Я знаю случаи, когда пацанов реально увольняли, потому что он их замечал. Я сам лежал за камнем в белой рубашечке и со стволом, а этот карлик приехал, вышел на две минуты из машины, посмотрел на Новороссийск и уехал.

http://slon.ru/blogs/dymovski/post/193722/

Зато теперь мы знаем, как на Слоне устроены блоги.
Tsar

"Я прощаюсь с вами до завтра. Э-э-э.. с Ромой все нормально. Вот. "

Tsar

Ух ты



Послушайте, с какой музыки при Черненко начиналась программа "Время" (я заставку помню, музыку нет; она недолго была и только в 84-85 году, потом Свиридова вернули).
Tsar

К событию дня

До Красноярска лететь четыре часа, у всех еще будет время познакомиться друг с другом поближе. Жареные куры, взятые с собой в дорогу. Водка Kaufmann и виски Johnie Walker Gold label, вежливые улыбки стюардесс в ответ на делегатское «Анечка, еще коньячку!», кровь, текущая из носа моего соседа по креслу — жизнерадостного сенатора откуда-то с Северо-Запада, не выдержавшего сочетания алкоголя и турбулентности, двое депутатов Госдумы с одним на двоих ноутбуком — на экране «Турецкий гамбит», наушники — один в левом ухе одного депутата (наверняка левого по взглядам), другой — в правом (соответственно, правого), кавказские песни, троекратное «ура!».
Посадка в заснеженном предрассветном Красноярске, спасительный морозный воздух, неотличимая от московской колонна автобусов с эмблемами «Единой России» на лобовом стекле каждого. Фасады выкрашены, на придорожных рекламных щитах — надпись «Приветствуем делегатов VI съезда 'Единой России'», украшенная логотипами BMW, Volkswagen и прочих мировых автомобильных (почему-то только автомобильных) брендов, чьи красноярские дилеры в полной мере проявили свою социальную ответственность.
В журналистском автобусе партийная пиарщица Наташа раздает нам памятки, в которых, помимо прочего, сказано, что журналисты обязаны проявлять сдержанность, а с третьей минуты съезда использовать в зале фотокамеры со вспышкой запрещается. Наташа сама понимает, что правила поведения немного нелепы, поэтому старается вести с нами непринужденную светскую беседу: долго рассказывает, почему ей жалко Ходорковского (потому что он интеллигентный человек) и почему ей нравится Лимонов (очень талантливый писатель). Это вообще распространенное в государственнической среде явление: будто стесняясь своей проправительственности, люди начинают относиться к ней как к повинности, постоянно давая окружающим понять, что на самом деле они вполне оппозиционны. Чиновники второго эшелона, журналисты государственных телеканалов и прочие подобные люди — среда, в которой «оранжевые» идеи популярнее, чем где бы то ни было. Наташа думала, что разговаривает с журналистами на их языке. Журналисты в ответ деликатно молчали до самой гостиницы «Огни Енисея», стоящей прямо перед мостом, нарисованным на десятирублевой купюре.

http://www.expert.ru/printissues/expert/2005/46/46ex-syezd/

Решил перечитать четырехлетней давности свой репортаж с единственного съезда Единой России, на котором я был. Написано, между прочим, на пике моей симпатии к временному оккупационному режиму.