November 8th, 2009

Tsar

А раззамочу-ка годичной давности пост про ПСС Зощенко

У Шендеровича на эту тему очаровательный пост:
Пару недель назад издательство "Время" пригласило меня на книжкную ярмарку, поучаствовать в презентации семитомника (первого полного собрания сочинений) Зощенко - в лестной компании Чудаковой, Немзера и других хороших и образованных людей.

http://shenderovich.livejournal.com/25990.html

И других хороших и образованных людей, охуенно.

На самом же деле семитомник очень интересный. Зощенко - это, конечно, великий русский писатель. "Голубая книга", "Возвращенная молодость", "Перед восходом солнца" и так далее. "Вот едет она, значит, в Новороссийск". Но это если сборники издавать.
Если же издавать именно полное собрание, то окажется, что удельный вес людоедской литературы у Зощенко шокирующе велик. В одном из томов (они без номеров) - три больших произведения, собственно "Голубая книга", "Перед восходом" и "История одной перековки" из знаменитой книги про Беломорканал (там все творчество коллективное, и только повесть Зощенко написана индивидуально Зощенко). Мы читали эту повесть в книге про Беломорканал, там она на общем фоне смотрелась даже ничего, а тут рядом с "Голубой книгой" - очень жутко, конечно.
Или том с рассказами тридцатых-сороковых. Четверть книги - те самые ржачные рассказы, которые в детстве Филиппенко по телевизору читал. Еще четверть - агитпроп с доброй усмешкой, типа рассказа про летчика, который опаздывал на собственную свадьбу из-за того, что ему нужно было с парашютом прыгать, а оказалось, что начальство его на парашюте сбросило в огород к невесте ("За ужином молодой летчик встает из-за стола, поднимает стакан и говорит: - Мой первый тост я произношу за нашу молодую прекрасную страну и за ее славных руководителей, ведущих нас от победы к победе").
А оставшаяся половина - такие пиздецовые истории про пойманных и разоблаченных врагов ("Он въедет куда-нибудь в другое место, если его не пошлют путешествовать на небо"), или опять же про перековку ("С героем этой истории я познакомился на одном крупном строительстве... Выражение лица у него было в высшей степени скучное и, я бы сказал, исключительно обиженное", - это про инженера, у которого изъяли золото; "крупное строительство" - лагерь, конечно). И это все, конечно, читается совсем не так, как если бы это ПСС собирали по-советски, то есть со значительными купюрами, безо всех этих "путешествовать на небо" и "крупных строительств".
Когда видишь, что жертвой постановления о журналах "Звезда" и "Ленинград" пал нормальный такой соавтор тридцать седьмого года, это сильное впечатление производит. Не в смысле "так ему и надо", а в другом смысле совсем. Как говорится, все не так однозначно.
Когда видишь великого русского писателя Зощенко, пытающегося почувствовать тридцать седьмой год так, будто это и есть сбывшаяся его мечта, гибель того говноедства, про которое он писал в "Голубой книге" и т.п. - а потом застревающего и, в общем, погибающего - то проникаешься к нему гораздо более серьезным уважением, чем если бы он был просто великим русским писателем, ни с того ни с сего обиженным известным постановлением ЦК ВКП(б).
Интересно, понимают ли это хорошие и образованные люди - вот та же Мариэтта Омаровна, например? Думаю, не понимают.

http://kashin.livejournal.com/2003844.html
Tsar

Маленькая заметка в итоге получилась

Зато про Калининград:


Стоит, наверное, упомянуть об очаровательной детали бывшего Кенигсберга: УФСБ по Калининградской области занимает здание, в котором до 1945 года находилось местное гестапо. В соседнем здании — областное УВД, а в переулке между двумя управлениями — следственный изолятор, где Скрипку продержали две ночи, а потом отвезли в суд, который рассматривал меру пресечения для подследственного.
— Я почему-то был уверен, что ареста не будет,— вспоминает бизнесмен.— Доказать, что я куда-то убегу, ФСБ бы не смогла — у меня здесь жена, дочь, все деньги здесь. Я сразу указал суду, что председатель палаты ввел ФСБ в заблуждение, и меня отпустили под подписку о невыезде.
Пока Скрипка сидел в СИЗО, в трех офисах его компании и в его квартире работали оперативники ФСБ.
— Это называлось "осмотр помещения", а на самом деле работали методом зачистки. Всех сотрудников закрыли в одной комнате, сами повыдергивали из всех компьютеров жесткие диски, документы без разбора изымали, печати.
По поводу печатей Скрипка беспокоится сильнее всего — боится, что в УФСБ с их помощью изготовят какие-нибудь компрометирующие его документы. Он вообще всего боится, во время разговора откладывает свой мобильный телефон на пустой стол в противоположном конце зала кафе, в котором мы разговариваем, а вызвавшись подвезти меня до гостиницы, садится в машину первым — "вдруг взорвется". Неизвестно, есть ли в его истории что-то, о чем он умалчивает, но вот такой страх сыграть точно нельзя, и в этом запуганном человеке трудно узнать респектабельного калининградского бизнесмена, который несколько месяцев назад улыбался с обложки местного глянцевого журнала "Королевские ворота".

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1268880

duh_lesa сфотографировал.
Tsar

Я простой советский мент

«Перед журналистами коллеги могут открещиваться от моих слов сколько угодно, но один на один они говорят совсем другое — у меня накопилось 150 часов диктофонных записей», - сказал он в интервью изданию.
«В данный момент я передвигаюсь вместе с телохранителями. Слишком хорошо я знаю методы работы нашего ведомства и не хочу, чтобы у меня в кармане «случайно» нашли, например, наркотики», - заявил Дымовский.

http://mavr-natural.livejournal.com/694246.html - отсюда; с выводом автора поста тоже соглашусь - какой-то совсем нетипичный отчаянный жест простого милиционера.