June 6th, 2009

Tsar

Из газет

В шесть утра по Москве ходят только дворники. И я, потому что мне назначили интервью. Иного времени у милиционера К., за которым я гонялась неделю, не было. Ни на какие другие компромиссы московская милиция не шла. После того как майор Евсюков расстрелял супермаркет и на правоохранительные органы обрушился беспрецедентный и совершенно справедливый общественный гнев, было принято единственно возможное в милицейском понимании решение: молчать. Вообще. По любому поводу. Даже если спросят, который час.
- Подумайте об имидже! - уговаривала я милиционеров самого разного калибра. - Все пишут о «черной овце» в милицейском стаде, забывая о том, что задержали-то Евсюкова, рискуя жизнью, тоже милиционеры!
На другом конце провода солидарно вздыхали. Наконец мне выделили кандидата - одного из тех, кого за задержание взбесившегося майора наградили медалью. И вот я жду его в 6 утра у метро.
...Он не пришел. Ни в этот день, ни на следующий.
Что ж, примем ситуацию такой, какая есть. Нам, журналистам, приходится работать вслепую, поэтому не кляните нас, если некоторые догадки попадут в точку: так бывает, когда вместо свидетелей берешь интервью у собственной интуиции. К сожалению, выбора у нас нет.

http://www.kp.ru/daily/24305/499204/

Гениальная статья.
Tsar

(no subject)

Мечтая о могучем даре
Того, кто русской стал судьбой,
Стою я на Тверском бульваре,
Стою и говорю с собой.

Блондинистый, почти белесый,
В легендах ставший как туман,
О Александр! Ты был повеса,
Как я сегодня хулиган.

Но эти милые забавы
Не затемнили образ твой,
И в бронзе выкованной славы
Трясешь ты гордой головой.

А я стою, как пред причастьем,
И говорю в ответ тебе:
Я умер бы сейчас от счастья,
Сподобленный такой судьбе.

Но, обреченный на гоненье,
Еще я долго буду петь,
Чтоб и мое степное пенье
Сумело бронзой прозвенеть.